Воскресенье 16.06.2024

Актуальные новости


Новости

Татьяна Жарикова

17 Сен, 14:24

Анонсы

Календарь Победы. Август-сентябрь 1941 года

21. 12. 2019 611

4_15-42-04

Оборона Киева

30 июля войска 6-й (немецкой) армии возобновили наступление на Киев, нанося главный удар в стык Киевского укрепрайона и позиций 26-й армии, которая под натиском превосходящих сил вынуждены была отойти. Одновременно с этим 1-я танковая группа развернула наступление в южном направлении.

 

3 августа, к югу от Киева противнику удалось разбить и окружить части ранее отступивших 6-ой и 12-ой армий в районе Умани (отдельные прорывающиеся на восток части сражались до 13 августа), что резко осложнило обстановку на стыке Юго-Западного и Южного фронтов, фактически открыв дорогу на Кировоград и далее на Кременчуг.

 

7 августа 5-я армия (советская) остановила наступление войск 6-й армии (немецкой) на линии железной дороги Коростень — Киев (к северу от города), а 26-я армия, нанося контрудары, овладела г. Богуслав и плацдармом у Триполья на правому берегу Днепра.

 

10 августа враг ворвался в юго-западные пригороды Киева, однако оборонявшие город войска 37-й армии (созданной 8 августа) отбросили его и к 15 августа почти полностью восстановили прежнее положение. Вместе с войсками сражалось около 35 000 бойцов народного ополчения, существенную помощь оказала и Пинская военная флотилия.

 

Так как сравнительно успешные действия РККА на севере от Киева сильно смешали военные планы противника, немецкое командование вынуждено было перебросить против Юго-Западного фронта 2-ю полевую армию и 2-ю танковую группу из группы армий «Центр» (командующий — Гейнц Гудериан), которые развернули наступление в сторону Конотопа и Чернигова. В связи с угрозой выхода этой группировки в тыл Юго-Западного фронта, а также уничтожением 6-ой и 12-ой армий, и последующим прорывом 1-й танковой группы, 17-ой и 11-ой полевых армий к Днепру, 19 августа решением ставки войскам Юго-Западного фронта было приказано упорно оборонять рубеж по левому берегу Днепра, от Лоева до Переволочной, удерживая киевский район во что бы то ни стало, и тем самым прикрывая направления на Чернигов, Конотоп, Харьков.

 

Войска Юго-Западного фронта (кроме 37-й, оборонявшей непосредственно Киев), были отведены за Днепр. На правом крыле фронта была развернута 40-я, а на левом — 38-я армии.

 

К концу августа положение Юго-Западного фронта из угрожающего стало катастрофическим — резервов не было никаких, большая часть механизированных соединений или была выбита в ходе боев, или не имела ни снарядов ни горючего. То же самое в полной (если не в большей) мере можно сказать и на счет авиации.

 

Брянский фронт (генерал-лейтентант А. И. Еременко) получил задачу предотвратить прорыв войск противник с севера в тыл Юго-Западного фронта, однако не выполнил ее.

 

6-ая армия (немецкая) форсировала Днепр севернее Киева и в районе Чернигова сомкнула свой левый фланг с войсками 2-й полевой армии (из группы «Центр»), наступавшей с севера.

 

В начале сентября войска 1-й танковой группы также форсировали Днепр, захватили плацдарм в районе Кременчуга и, развернули с него наступление на север, 15 сентября 1941 г. обе группировки немецких войск соединились в районе Лохвицы. Части советских 5-ой, 37-ой, 26-ой и 21-ой (передана из состава Брянского фронта) армий оказались в «котле», т.е. в окружении.

 

13 сентября Главнокомандующий войсками западного направления С.М. Буденный был снят с поста, на его место назначен С.К. Тимошенко.

 

19 сентября по приказу Ставки Киев был оставлен, все попытки деблокировать окруженные войска малыми силами успеха не имели. Выйти из окружения удалось лишь жалким остаткам 4-х армий, в числе прочих погибли генерал-полковник М. П. Кирпонос (20 сентября), член Военного совета фронта М. А. Бурмистенко, начальник штаба фронта генерал-майор В. И. Тупиков.

 

К 26 сентября Юго-Западный фронт откатился на оборонительный рубеж Белополье — Шишаки — Красноград, Киевская оборонительная операция 1941 г. завершилась.

 

 

Итог операции

Киевская операция завершилась полным провалом, и даже катастрофой — СССР лишился 4-х армий, потерял мощные укрепрайоны и столицу советской Украины — г. Киев. Для немцев была открыта дорога на Харьков, на Донбасс, в Крым. В киевском котле на 1 сентября 1941 года оказались 452 700 человек, свыше 2600 орудий, 1225 минометов и 64 танка, только безвозвратные потери советской стороны в ходе операции, оцениваются в 627 800 человек.

 

Вместе с тем, задержка в полтора месяца сорвала планы «молниеносной войны» Гитлера, а отвлечение значительных сил с московского направления дало возможность хорошо подготовиться к обороне столицы. Оценка успешности киевской операции неоднозначна даже среди германского командования, тот же Гейнц Гудериан называл её «крупным тактическим успехом», в то же время причиной «стратегической неудачи» под Москвой в декабре 1941 года.

 

Собственные потери германской армии оцениваются в 128 000 человек, однако, принимая во внимание ожесточенность боев и то, что немецкие данные приходится брать «на веру», в этой цифре можно усомниться.

 

5 августа — 18 августа — Героическая оборона Одессы

 

22 июля 1941 года начались бомбардировки Одессы (в этот день на город дважды совершили налёты группы бомбардировщиков).

 

В результате прорыва советской обороны на реке Днестр силами 11-й немецкой и 4-й румынской армий, осложнилось положение на одесском направлении.

 

В начале августа 1941 года войска 4-й румынской армии, командование которыми осуществлял генерал Николае Чуперка (5 пехотных, две кавалерийские дивизии и одна моторизованная бригада), отрезали части Приморской армии (две стрелковые и 1-я кавалерийская дивизии) от главных сил Южного фронта.

 

В течение 73-х дней оборона Одессы задерживала продвижение правого крыла войск группы армий «Юг» вермахта. Было отвлечено и сковано до 18 дивизий немецко-румынских войск общей численностью свыше 300 тысяч военнослужащих. Общие потери немецко-румынских войск в районе Одессы составили свыше 160 тысяч военнослужащих, около 200 самолётов и до 100 танков.

 

Потери советских войск за период обороны Одессы составили: 15 578 человек безвозвратных потерь (погибшими, умершими от ран, пропавшими без вести и пленными) и 24 690 человек санитарных потерь (ранеными и больными).

 

Оборона Одессы предоставила возможность осуществить эвакуацию гражданского населения, культурных и материальных ценностей. Всего в августе 1941 года из Одессы было эвакуировано 58 тысяч человек гражданского населения и 67,6 тысяч тонн грузов, в сентябре 1941 года — 67 тысяч человек гражданского населения и 44,8 тысяч тонн грузов, за 15 дней октября 1941 года — 18 тысяч гражданского населения и 18,5 тысяч тонн грузов. Среди вывезенного имущества: промышленное оборудование, топливо, металл и иное сырьё, паровозы и железнодорожные вагоны, музейные ценности и картинные галереи.

 

По окончании боёв за Одессу 4-я румынская армия была отведена в Румынию на переформирование, на которое понадобилось два месяца.

 

Подводя итоги обороны Одессы, газета «Правда» писала:

 

«Вся советская страна, весь мир с восхищением следили за мужественной борьбой защитников Одессы. Они ушли из города, не запятнав своей чести, сохранив свою боеспособность, готовые к новым боям с фашистскими ордами. И на каком бы фронте ни сражались защитники Одессы — всюду будут они служить примером доблести, мужества, геройства».

 

8 мая 1965 года, Указом Президиума Верховного Совета СССР городу вручена медаль «Золотая Звезда» и ордена Ленина.

 

Первая победа 1941-го. Освобождение Ельни

Ельнинская операция — наступательная операция РККА во время Великой Отечественной войны. Началась 30 августа 1941 года наступлением двух армий (24-й и 43-й) советского Резервного фронта (командующий — генерал армии Г.К. Жуков). Завершилась 6 сентября освобождением города Ельни и ликвидацией ельнинского выступа. В соответствии с советской историографией является частью Смоленского сражения.

 

19 июля 1941 года 10-я танковая дивизия вермахта, шедшая в авангарде 46-го мотокорпуса 2-й танковой группы Гудериана, заняла Ельню, но её дальнейшее наступление в направлении Спас-Деменска было остановлено. Противник вынужден был перейти к обороне. Образовался так называемый ельнинский выступ, глубоко вдававшийся в советскую оборону и создававший угрозу частям Красной Армии на вяземском направлении. В июле−августе соединения 24-й армии несколько раз безуспешно пытались срезать этот выступ и выровнять фронт.

 

По словам начальника германского Генерального штаба генерал-полковника Ф. Гальдера, бои в районе Ельни стали типичным примером позиционной войны. Немецкому командованию удалось отвести свои подвижные войска с ельнинского выступа и сменить их пехотными дивизиями.

 

15 августа командующий группой армий «Центр» генерал-фельдмаршал Ф. фон Бок записал в свой дневник:

 

«…Трудно дать окончательный ответ на вопрос, что лучше: удерживать выступ или оставить его. Если русские будут продолжать атаковать выступ, тогда удерживать его невыгодно. Если же они прекратят атаки, что вполне может быть, тогда выступ стоит сохранить, поскольку он не только станет опорным пунктом для наших дальнейших атак в восточном направлении, но и даст возможность обеспечить определенное прикрытие для смоленского железнодорожного узла и шоссейной дороги Смоленск — Москва».

 

21 августа 1941 года, после очередной неудачной попытки ликвидировать ельнинский плацдарм противника, командующий войсками Резервного фронта генерал армии Г.К. Жуков приказал генерал-майору К.И. Ракутину прекратить атаки и приступить к подготовке нового, более сильного и организованного удара.

 

30 июля начальником артиллерии Резервного фронта был назначен генерал-майор Л.А. Говоров, внесший большой вклад в подготовку и артиллерийское обеспечение предстоящей наступательной операции. По его инициативе в 24-й армии была создана мощная артиллерийская группировка, состоящая из армейской группы дальнего действия и групп поддержки пехоты в дивизиях. Артиллерийскую поддержку наступающих войск предусматривалось осуществлять методом последовательного сосредоточения огня, а также огнем отдельных батарей и орудий, действующих в боевых порядках пехоты. Был создан перевес над противником по артиллерии в 1,6 раза, была налажена артиллерийская разведка.

 

30 августа 1941 г. в 7.30 утра около 800 орудий, минометов и реактивных установок обрушили огонь на вражескую оборону. В 8.00 началось наступление 24-й армии, однако за два дня советские войска углубились на отдельных участках только на 2 км. В последующие два дня противник предпринял ряд контратак с целью не допустить развития наступления и удержать горловину ельнинского выступа.

 

3 сентября советские войска возобновили наступление. К исходу дня соединения северной и южной групп сузили горловину ельнинского выступа до 6−8 км. В тот же день, под угрозой окружения, противник начал отвод своих сил из ельнинского выступа, прикрываясь сильными арьергардами по всем направлениям и оказывая упорное сопротивление. К исходу 5 сентября 100-я стрелковая дивизия заняла Чанцово (севернее Ельни), а 19-я стрелковая дивизия ворвалась в Ельню. На подходе к городу действовали и другие дивизии. 6 сентября Ельня была освобождена советскими войсками.

 

Начальник германского Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Ф. Гальдер записал в своем дневнике:

 

«Наши части сдали противнику дугу фронта у Ельни. Противник ещё долгое время, после того как наши части уже были выведены, вёл огонь по этим оставленным нами позициям и только тогда осторожно занял их пехотой. Скрытый отвод войск с этой дуги является неплохим достижением командования».

 

К исходу 8 сентября дивизии 24-й армии полностью ликвидировали ельнинский плацдарм и вышли к оборонительному рубежу по линии Нов. Яковлевичи, Ново-Тишово, Кукуево.

 

Итогом Ельнинской наступательной операции явилась ликвидация ельнинского выступа. Это улучшило оперативное положение войск как 24-й армии, так и Резервного фронта в целом. Была снята угроза вторжения немецких войск в оперативную глубину советской обороны и удара во фланг Западному и Резервному фронтам.

 

Ельнинская наступательная операция была одной из первых в Великой Отечественной войне, в ходе которой осуществлялись прорыв сильной очаговой обороны противника, разгром его группировки и изгнание со значительной части советской территории. Несмотря на отсутствие общего превосходства в силах, командование советской 24-й армии сумело скрытно создать ударные группировки и добиться превосходства на участках прорыва на главных направлениях.

 

 

Упорное сопротивление

Да, наши войска отступали, терпели поражения, но не бежали под напором превосходящих сил противника. Вот примеры:

 

Литовский городок Расейняй. С 23 по 25 июня 1941 года вокруг города топтались четыре немецкие дивизии: 1-я и 8-я танковые, 36-я моторизованная и 269-я пехотная. С чего бы это? Что там делали трое суток четыре немецкие дивизии?

 

В реальности эти немецкие дивизии три дня вели жестокие и кровопролитные бои с советской 2-й танковой дивизией генерал-майора Егора Николаевича Солянкина. И хотя немцы вышли победителями из этих боев, советская дивизия не бежала, а дралась упорно и самоотверженно. Как не бежала и 28-я танковая дивизия полковника Черняховского Ивана Даниловича. Как не бежали и другие соединения 8-й и 11-й армий. Отступали с боями, но не бежали. Отходя с боями, продолжали бить немцев. Потому как у советских бойцов было уже одно желание — бить немцев, бить и ещё раз бить.

 

В фильме «Они сражались за Родину» Василий Шукшин словами своего героя говорит примерно такие слова, теперь на фронте, каждый из нас уже до такой степени злобы дошёл, что «плюнь» на него он закипит.

 

Так, 11–13 июля 1941 года под городом Сольцы — это между Псковом и Новгородом — контрударом четырех дивизий 11-й армии была вдребезги разнесена 8-я танковая дивизия из 56-го моторизованного корпуса Манштейна. Больше двух недель потом эта панцер-дивизия на фронте не появлялась. Немцам пришлось ее фактически восстанавливать заново.

 

А что целый месяц делала 45-я пехотная дивизия вермахта у Бреста?

 

Да еще с артиллерией РГК и штурмовыми саперными батальонами. Целая немецкая дивизия, имея подавляющее превосходство в силах и средствах, не могла сломить сопротивления почти месяц.

 

А вот ещё одна приятна весточка из далёкого 41-го.

 

8 августа 1941 года командир дивизии Герой Советского Союза комбриг Водопьянов М. В. получил приказ лично от Сталина произвести налёт на Берлин.

 

Совинформбюро 8 августа известило, что советская авиация успешно бомбила Берлин.

 

Всего до 5 сентября советские лётчики выполнили девять налётов на Берлин, совершив в общей сложности 86 вылетов. 33 самолёта бомбили Берлин, сбросив на него 21 тонну бомб и вызвав в городе 32 пожара. 37 самолётов не смогли выйти к столице Германии и нанесли удары по другим городам. В общей сложности было израсходовано 311 фугасных и зажигательных бомб общим весом 36 050 кг. Были сброшены 34 агитбомбы с листовками. 16 самолётов по разным причинам были вынуждены прервать полёт и вернуться на аэродром. Во время осуществления налётов было потеряно 17 самолётов и 7 экипажей, причём два самолёта и один экипаж погибли на аэродроме при попытках взлететь с 1000-килограммовой и двумя 500-килограммовыми бомбами на внешних подвесках.

 

Бомбёжки Берлина в течение месяца сильно озаботили немцев. Гитлер требовал от своего командования:  «Следует совместными усилиями соединений сухопутных войск, авиации и военно-морского флота ликвидировать военно-морские и военно-воздушные базы на островах Эзель и Даго, и в первую очередь — аэродромы, с которых производятся налёты на Берлин».

 

После советских налётов домохозяйки Берлина, уже в самом начале войны, писали своим мужьям на фронт подобные письма.

 

«Дорогой мой Эрнст! Война с Россией уже стоит нам многих сотен тысяч убитых. Мрачные мысли не оставляют меня. Последнее время ночью к нам прилетают бомбардировщики. Всем говорят, что бомбили англичане, но нам точно известно, что в эту ночь нас бомбили русские. Они мстят за Москву. Берлин от разрывов бомб сотрясается… И вообще скажу тебе: с тех пор как появились над нашими головами русские, ты не можешь представить, как нам стало скверно. Родные Вилли Фюрстенберга служили на артиллерийском заводе. Завода больше не существует! Родные Вилли погибли под развалинами. Ах, Эрнст, когда русские бомбы падали на заводы Симменса, мне казалось, всё проваливается сквозь землю. Зачем вы связались с русскими?».

 

Первые звания Героя Советского Союза в Великой Отечественной войне были присвоены 8 июля 1941 года летчикам-истребителям 158-го истребительного авиаполка 41-й смешанной авиадивизии ВВС 23-й армии Северного фронта. Младшие лейтенанты Михаил Жуков, Степан Здоровцев и Петр Харитонов получили награды за совершенные в первые дни войны тараны. Степан Здоровцев погиб на следующий день после награждения, Михаил Жуков погиб в январе 1943 года в схватке с девятью немецкими истребителями, а Петр Харитонов, тяжело раненный в 1941 году и вернувшийся в строй только в 1944-м, закончил войну, имея на счету 14 уничтоженных самолетов противника.

 

 

Подготовила Заслуженный работник культуры РФ Татьяна Жарикова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Система Orphus

Важное

Рекомендованное редакцией