Суббота 25.05.2024

Актуальные новости


Новости

Виктор Власов

17 Сен, 14:24

Анонсы

Учитель-анимешник

07. 03. 2024 675

Если вы школьный учитель, увлекающийся аниме и популярными сериалами, то у детей вы точно в тренде. Заходя на мою страницу в социальной сети, дети не только могут узнать домашнее задание, написав мне личное сообщение, но и прочитать рассказ из моей жизни, увидеть ссылку на «Ютюб», где я оставил отзыв о кинокартине или о японском мультфильме. По большей части мне интересно то, что сейчас смотрит или читает молодёжь. Трудно, наверное, общаясь с впечатлительными молодыми людьми, не быть в курсе происходящего в мире кино, музыки или каких-нибудь мемов-однодневок, выставляемых в крупных виртуальных группах «Вконтакте» или прочей сети. Конечно, дети выигрывают оттого, что я необычный учитель – я могу с ними выполнить стенгазету на оригинальные темы, могу подготовить завораживающее выступление на праздник или на «Радугу талантов».

Что я могу предложить детям, как творческий учитель? Взять в тематическую разработку видеоигры, отечественные или зарубежные сериалы, деятельность блоггеров, тик-токеров и многое другое, что сейчас интересно подрастающему поколению. Да, могут пожаловаться родители, мол, учитель-анимешник, писатель и журналист Виктор Витальевич Власов занимается на уроке будто бы не своим делом, однако любовь детей к учителю безгранична, если он внимателен и отзывчив по-прежнему. Если учитель прислушивается к детям, разделяя их увлечения. Английский язык – не математика и не физика, считать числа или решать задачи в нём не нужно, а вот творчески обставить тему-задание – это запросто, как осмыслить философское высказывание или писателю – выпустить годное произведение!

Мне пишут школьники из разных уголков страны – они подписаны на мою страницу «Вконтакте» и на «Ютюб-канал», им интересен мой творческий подход к работе. Они часто спрашивают:

– Как мне удаётся увлекать детей и держать эту зыбкую линию творческого человека-блоггера, будучи на такой строгой и методической должности?

– Думаете, у меня нет проблем, ребят, я не делаю уйму ошибок? – отвечаю я в личку или комментарием. – Да их полно у меня: как у педагога и творческого человека со своими потребностями и промашками!

Учителя, педагоги – тоже люди, со своими заботами-хлопотами, со своим миром грёз и задатков. Не стоит судить любого человека по его странице в социальной сети, а школьного учителя – и подавно. Но родители иной раз, хохоча и развлекаясь на виду, умудряются подпортить репутацию – жалуясь директору школы или его заместителям, сбивают набранный рабочий темп. Проходит одна комиссия или вторая, никто из поклонников таланта не подозревает, какой ценой учителю-писателю достаётся слава блоггера – образ необычного человека, за творчеством которого наблюдают тысячи человек. Частенько остаётся назойливое ощущение того, что меня продадут свои же – те, кто обычно хвалит, комментирует или улыбается в лицо. 

Мне пишут взрослые люди, молодые и не очень. Отзываются в социальной сети и на «Ютюбе». Мои зрелые подписчики поражаются в хорошем смысле: я импонирую им, как учитель английского языка и творческий человек, я нравлюсь им, как личность, которая высказывается в любом случае, не утаивая «за» или «против», не переобуваясь, как политическая проститутка. Говорить, что думаешь – почётно, но приятнее всего –услышать или увидеть оценку серьёзного человека – его искренние вам слова или пожелания, как бальзам на душу:

– Вы настоящий человек, Виктор Витальевич Власов, вы не скрываете свои мысли, не боитесь высказываться, не шкеритесь, как Маратка в модном сериале «Слово пацана»! 

Да, сериалы – это здорово, но я люблю смотреть аниме. И слушаю песни из этих японских мультиков, когда есть свободное время. Веду свой блог на «Ютюбе» – говорю-рассказываю на камеру, а фоном – играет песня из раннее просмотренных мной аниме. Когда я скучаю, то слушаю трек из «Волчьего дождя». Когда на душе хорошо – включаю джаз из «Великого учителя Онидзуки» или из «Ковбоя Бибопа».

– Привет, чем занимаешься, Витян? – спрашивает тёзка – Витёк Базаров, он известный омский тренер по фитнесу. – Смотришь поди-ка аниме?!

– Да, одним глазом смотрю «Семью шпиона», а вторым – читаю план-конспект урока, который скачал из интернета и подкорректировал, – объясняю в трубку.

Выходной день – суббота. Я дома – в квартире, которую ласково называю «Базой анимешника». Лучший друг выясняет, не могли бы мы прогуляться на улице, поболтать и съесть по хот-догу.

Уславливаемся встретиться вечером – у ларька с «фастфудом». Берём эту пряную закуску и вперёд – делаем круг почёта вокруг старинной бани № 13 и гаражного кооператива на Старой Московке. Друган любит меня поучать регулярно. Он навязчиво, но вдохновенно сообщает о том, как нужно правильно тренироваться, а я шагаю по рыхлому снегу, пропадая в своих мыслях писателя и любителя аниме. Чавкая хот-догом «даблсосидж», я помалкиваю, рассматривая в этот час редких прохожих, а Витян размахивает руками, объясняет, как он выравнивает кривобоких и кособоких, реабилитирует клиентов с мышечной дистрофией.

– Я столкнулся с дедом, который, по его мнению, меняет людям кости и суставы, он говорит, что обладает магией, – теряясь в сомнениях, объясняет Витян.

В моём воображении всплывает яркая картинка, как люди превращаются в рептилоидов после встречи с крепким, но странным дедом – необычным специалистом в области реабилитации.

– Ты слушаешь меня, бро? – настаивает товарищ. – Такое ощущение, что я рассказываю воздуху!?

– Да… слушаю, Витяныч, – а сам улыбаюсь своим мыслям. Доедаю «снэк» и допиваю апельсиновый «фрешбар».

Здорово так вот легко развеяться с другом детства. Витёк Базаров – начитанный и грамотный тренер, внимательный товарищ и прекрасный семьянин. А ещё мы идём в проходку по воскресеньям – также выходим вечером на прогулку и быстро двигаемся в гараж к моему отцу, оттуда вместе на железнодорожный путепровод – поднимаемся тридцать раз наверх и столько же вниз, тренируя кардио и мышцы бёдер. Это полезная дыхательная гимнастика и настроение замечательное после такой прогулки. Мы весело болтаем о разных вещах и при этом хохочем сколько угодно.

А бывает: ни минуты свободной на меня самого и тем более на друзей. Участвую с детьми в конкурсах и плюс – подтверждаю аттестацию на категорию. Молодая девушка Августа, прилетевшая ко мне на «базу» из Франкфурта-на-Майне, сидит на диване и смотрит топовый сериал без меня. Потом будет слушать музыку, тоже без меня. Я же – внимательно заполняю множество документов в электронном формате, неотрывно провожу мониторинг собственных достижений, сделанных за последние несколько лет в школе. Не поднимаю головы, восседая за столом на кухне, как учёный, лелеющий план по захвату очередной степени. Нажимая кнопки, запускаю пару программ одновременно: в одной монтирую видео для своего «Ютюб-канала», во второй – по-прежнему тружусь по школьному делу.

– Виктор-сэнсэй, учитель и писатель, журналист и анимешник, – обращается «майне фройляйн» из комнаты – она скучает. – Когда ты присоединишься ко мне? Отличный сериал – «Очень странные дела»!

– Занят, майне либе, – отзываюсь я с кухни, как с блокпоста. – Часа через полтора, окей!? Не смотрела «Берсерка»? Посмотри!

Я понимаю, что она будет смотреть что угодно, лишь со мной. Но как же Чарльз Буковски?.. Я читал, что он сначала работал творчески, а затем уделял внимания женщине. Одна симпатичная гостья, которая бывала у него в гостях не раз, признавалась, что не было мужчины на её памяти, который так бы лихо ей отказывал, расставляя приоритеты.

«– Давай обнимемся, дорогая, завтра, а сегодня вечером – я занят – покоряю мир», – говорил сорокалетний Чарльз, ловко стуча пальцами по клавишам печатной машинки. Он создавал свои бессмертные романы: «Почтамт», «Женщины», «Хлеб с ветчиной».

Я где-то, но не здесь. Очень часто. Вот вроде бы рядом с девушкой, с приятной гостьей из Германии, а думаю, как бы написать-опубликовать отличный рассказ, статью или снять классное видео, чтобы поразить подписчиков, почитателей таланта. Это странное и поразительное чувство – ты будто бы в другом измерении. Или на тебя надели наушники, которые ты не можешь снять. Пытаясь вернуться в реальность, ты застреваешь между фантазией и настоящим миром. И это проседание в параллельной реальности помогает создать произведение – я использую ранее полученные эмоции. Привычные вещи и люди вокруг представляются чем-то необычным. То есть, находясь на «базе анимешника», я смотрю в окно на разноцветные огни торгового комплекса «Победа» через дорогу и слышу возбуждённый голос родного человека рядом, а чувствую иное и тотчас стараюсь это запомнить, чтобы включить в произведение.  

 С мыслями, что вот-вот начну или закончу замечательный рассказ, я бегу на работу – к ребятам на домашнее обучение. Да, у меня немало детей на домашнем обучении. Одни толковые, вторым – учится лень, как неохота мне иногда поднимать тяжёлую штангу. Сижу с пареньком из шестого класса, а ему, похоже, ровно на то, что объясняю неправильные глаголы.

– Давайте я вам расскажу про «Контру»? Про «Гроу Касл»? Я в «Майнкрафте» построил землю из динамита!

– Ладно, расскажешь, только давай сначала сделаешь задание?! – я предлагаю, но больше требую, конечно.

– А-а-а, – тянет паренёк осенено. – Вы смотрите аниме, я смотрел ваши отзывы и читал сообщения «Вконтакте»?! Смотрели «Моё перерождение в слизь»? Круто, блин!

– Это единственное, что я, пожалуй, пропустил, – признаюсь так слабо, как если бы я обратился в наполовину раздавленного жука.

Некоторые ученики чётко ловят мою волну и знают, каким образом прервать урок, пустив меня в долгие пересказы знакомых мне сюжетов. Они работают по ключевым словам: по названиям или звонким именам. По отрывкам из сюжетов. Увлечённые и хитроумные ребята упомянут главного героя или второстепенного, а я буквально готов выложить-опубликовать заметку в социальной сети, как ученик поинтересовался моим (и своим) хобби. Что их радует в этом больше: общение со мной или пост в социальной сети?

Средняя школа обожает читать о себе – точнее о тех диалогах, которые мы иногда ведём на уроке. Заходя «Вконтакте», ребята открывают мою страницу или паблик «Клуб молодого писателя» и отмечаются. В моих заметках школьники видят нечто необыкновенное, похоже, они комментируют с удовольствием, признаваясь, что «подобного учителя-анимешника в Омске больше нет».

– Учитель Онидузка похож на вас или вы на него, Виктор Витальевич!? – заметит кто-то смелый или нахальный.

Я не должен пускаться в пересказы любимых мне сюжетов!

– Не-ет, вы как капитан Леви из «Атаки Титанов», Виктор Витальевич!

– Неужели? – переспрошу я, всё-таки отрываясь от монитора (я выставляю оценки в «Дневнике.ру». – В этой розовой рубашке я точно не Леви и не Эрон Егер?

Я выпрямляюсь во весь рост, как титан. На мне розовая рубашка с длинным рукавом, подаренная мамой на день рожденья.

– А почему никто не сравнивает меня с Хакаши-сэнсэем из «Наруто»? – выясню я с напускным недовольством.

– Это заезженное аниме с филлерами, надоело! – ответят молодые знатоки.

Я порадуюсь, конечно, что не стал героем устаревшей картины.

Меня пригласят последить за классом, если у меня нет урока по расписанию.    

Вот сижу за учительским столом, никого не трогаю, стараюсь помечтать, наблюдая за ребятами, как они выполняют контрольную работу по истории. Это не мой урок, а меня просят присмотреть за классом во время совмещения. Я послушен, как некий стереотипный персонаж из «Человека-бензопилы», например, а сам – пишу этот рассказ за ноутбуком. Один из ребят обязательно осведомится, что я посмотрел накануне или зачитает оставленный им комментарий к моему посту. Он жаждет похвалы и внимания. Но я серьёзен как никогда: мне нужно сосредоточиться. Так и пишу иной раз на чужом уроке под шепотки, смешки или вопросы. Здорово заняться хобби во время серьёзного дела!

У меня окно – это отсутствие урока. Заполню журнал внеурочной деятельности или домашнего обучения. Зайду в библиотеку или к трудовику. Если библиотекарь разделяет моё хобби – ей тоже нравятся японские мультфильмы или творчество, то учитель технологии (трудовик) Михаил Геннадьевич считает меня бездельником. Да, творческим, популярным, поскольку у меня немало подписчиков и серьёзных работ, однако, по его словам, я лучше бы сколотил-отремонтировал стул или починил дверь в кабинете.

– Бездельничаешь, анимешник? – не спрашивает Михаил Геннадьевич, а скорее упрекает.

– Ага, – улыбаюсь я. – Хочешь, я напишу о твоей работе: как здорово ты ладишь с детьми?

– Нет, не хочу! – отказывается он. – Чем меньше обо мне упоминают, тем лучше, амбиций у меня нет.

Учитель технологии оглядывает меня словно подопытного – на моей рубашке два значка, оба изображают героя аниме. Это подарили мне дети из начальной школы. Они знают, что я смотрю, и подписаны на мою страницу «Вконтакте».

Я устаю порою так после школы, что смотреть и читать иногда ничего не хочется. Придёшь на «базу», купишь пару порций куриного шашлыка и картошки фри. Угостишь свою русско-немецкую цыпочку, она скоро уж возвращается во Франкфурт-на-Майне. Девушка видит, что я уставший и не пристаёт. Проходит некоторое время, мы идём в бар неподалёку. А там – матерятся здоровенные мужики-железнодорожники. Они смотрят хоккейный матч и проявляют недовольство. Продавщица привыкла к их ругани и замечания им не делает. Зато видя меня с девушкой, один из них прекращает браниться как по мановению палочки Гарри Потера. Он радостно жмёт мне руку, широко улыбается и даёт понять остальным, что в баре школьный учитель и писатель Виктор Власов – многие в Омске, стало быть, знают мои заметки. Как-то я напечатал материал об одном известном железнодорожнике, предложившем возвести памятник паровозу на Старой Московке.   

– Откуда у вас, уважаемый Виктор Власов, столько сил быть собой? – спрашивает он, как будто поддаваясь внезапному приливу восторга. Это высокий и плечистый мужчина лет пятидесяти, в старенькой спецовке нараспашку.

– Мы сейчас пришли как раз, потому что я устал! – признаюсь доброжелательно голосом, севшим от постоянного общения.

– Правильно, Виктор, отдохнуть в будние за пивком – отличная идея! – хвалит он, похлопывая меня по плечу. – Я так делаю с братанами постоянно! 

Мне и девушке наполняют кружки прохладным пивом. Я предпочитаю тёмное, сладковатое, она – любое светлое. Не закусываем. Сидим за барным столиком, болтаем о разной ерунде, одним глазом смотрим телевизор. Лихие завсегдатаи больше не матерятся, обсуждая игроков и прошлый матч сдержанно, как если бы они были детьми, а в классе хлопотал учитель.

Холод на улице стоит собачий на выходных – более тридцати градусов, как всегда в Сибири в феврале. Августа вернулась во Франкфурт-на-Майне, а я ночевал в гостях у бабушек, чтобы не скучать.

– Картошка по-французски в духовке, – напоминает мама, причёсываясь перед зеркалом.

– Привезти тебе пару банок пива? – спрашивает папа, подтрунивая.

– Не, спасибо, – качаю головой. – Напиток у меня будет – подружка привезёт!

 Отец с мамой отправляются на день рождения к родственникам недалеко. Прабабушка, наряжаясь в тяжёлые одежды, уходит кормить собак на дачу, наказывает мне по привычке не писать бурду, чтобы себя не скомпрометировать. Продолжая этот вот рассказ, я поддерживаю связь с одной интересной женщиной из общины хиппи, которая находится в Называевской области, в посёлке Кочковатский.

– Хау а ю? – спрашиваю, глядя в экранчик мобильного. Я болтаю с Юнной, с женщиной со стильно уложенными назад волосами, иногда улыбаюсь ей. Она – моя постоянная читательница и комментатор, оказалось. Я стараюсь не отвлекаться, щёлкая по клавишам старенького ноутбука и попивая кофе «3-в-1», но она настаивает на том, чтобы отблагодарить меня. Юнна приедет ко мне на днях вечером, как она обещает и намеревается привезти превосходную буженину и варенье из дыни. Ещё она привезёт пару полторашек домашнего эля.

– Мы благодарны, бро, что привёз нам телек, – делится она с нескрываемым восторгом.

Было дело: мы с Августой перевезли телевизор из одного посёлка в другой – на электричке.

– Телек не мой, Юнн, – отмахиваюсь я. – Не стоит благодарности. Мне за радость общаться с вами, у меня рождаются новые труды, когда общаюсь с вами. В прошлый раз я написал рассказ в жанре апокалипсиса, когда увидел место, где вы живёте!

Юнна заливается весёлым смехом, обнажая ровные белые зубы. Она посылает воздушный поцелуй, мы прекращаем связь.

Мороз оккупирует Омск прилично и в начале недели, надо сказать. Знакомый работник департамента образования сообщает, что я должен сию минуту мчатся на Левый берег Иртыша в лицей – для проведения конкурса «Школьный навык». Я состою в жюри.

– Братан, почему раньше не сообщил? – выясняю недовольно. – Так-то мне сегодня к четвёртому уроку, я успел бы посмотреть пару серий крутого аниме!

– Сэнсэй Витальевич, посмотришь на месте – на мобильном! – шутит он в трубку. – Тебя должны снять с уроков и поставить хорошие балы к премиальному листу.

– Вот уж благо! – бормочу я. – Чем плотнее зарплата, тем больше аликов высчитывают!

«Алики» – алименты!

– Что-что? Ждём тебя, короче, кофе будет!

Звонил начальник общего образования. Замечательный человек, он часто записывает меня в жюри площадок по английскому и немецкому языку.

– Окей, чувак! – веселею я, закидывая сэндвич в пакет.

Мысль о состоянии погоды изматывает, немного ужасает дорога к лицею: от остановки до пункта назначения, похоже, километр. Жаль, что в морозы конкурс не отменили. Ай, ладно, делать нечего. В автобусе я читаю электронную книгу – роман Джорджа Оруэлла «Скотный двор». Прекращаю читать на некоторое время – как только ловлю на себе взгляд одного молодого человека в шапке-ушанке. Он поднимается, быстро подходит ко мне и молча протягивает руку для пожатия. Тоже молча жму, улыбаюсь в ответ и затем продолжаю читать.

– Виктор Витальевич, попрошу вас не критиковать нас, если что, – просит представитель администрации, когда я попадаю в назначенный учителям кабинет. – Проблем у нас много, как в любой школе, но я знаю, вы пишите отличные материалы. О вас прекрасно отзываются коллеги, которые иногда обозревают наши площадки. Буду рада, если вы про нас черканёте что-то приятное!

– Конечно, – удивлённо отвечаю я, а сам пытаюсь догадаться, кто про меня гадости «поёт». – Я не собирался, с чего решили?

– Эм-м, не знаю! – она умолкает на несколько секунд, вертит головой. – Я привыкла волноваться, наверное. Я вижу ваши заметки в пабликах социальной сети – там одна критика.

– Тут вы правы, я что вижу, то критикую иногда, хайп, знаете ли, сильно привлекает подписчиков! – признаюсь. – Но школы я почти не ругаю!

– Хотите кофе? Поставить кипяток? – добродушно предлагает коллега.

В кабинете лицея меня окружают дети разных возрастов до шестого класса. Они останавливаются около меня и ожидают, как вкопанные, пока именно я не приму у них ответ. Одна молодёжь меня знает-уважает по многочисленным видео на «Ютюбе», где я обозреваю аниме и прочие топовые сериалы, вторые «мальки» – видели мои посты с фотографиями и наслышаны обо мне. Дети, надо сказать, в конкурсах участвуют эрудированные и не зацикленные на чём-то единственном, они интересуются окружающими, имеют представление о необычных учителях родного Омска.

– Вон, ребята, много других педагогов, которые примут у вас ответ! – рекомендует вошедший в кабинет заместитель директора. – Не толпитесь, пожалуйста, а то мы не справимся вовек!

– Накама, пишитесь на меня «Вконтакте», отвечу на каждый коммент! – улыбаюсь я хитровато. – «Накама» – товарищи, с японского языка!

А как вы, дорогие, думаете, заработать высокий рейтинг в социальной сети, не привлекая «лёгкую аудиторию»? Именно школьники помогают подняться в ленте на свет и попасть в более серьёзные виртуальные группы. Нажимая на моих постах определённые кнопки, даже слабо комментируя, дети помогают мне подняться в общем рейтинге «ВК».

Попадается мне одна умнейшая девчонка, шестиклассница. Отвечает буквально лучше остальных – комар носа не подточит!

– Я хотела с вами встретиться, как жаль, что я учусь не в вашей школе, — признаётся  эта девчонка на полном серьёзе, произнося каждое слово чётко, как диктор. Она собственно из этого лицея. – Здорово, наверное, быть в классе с учителем-анимешником!

– Не скажи, – шепчу я, пригибая голову к парте. – Я на самом деле ленивый учитель, мне только бы аниме посмотреть да блоги поснимать. Люблю, когда холодно на улице, потому что детей в школе нет. А когда ухожу на больничный, так вообще радуюсь жизни – зарплату платят 100%, а сам нефига не делаешь, можно заниматься всякой ерундой!

Девчонку буквально порабощает буря восторга, она выпрямляется иголкой на стуле – её круглое, как полная луна, смуглое лицо светлеет настолько ясно, что в первые несколько секунд я готов громко расхохотаться.

– Виктор Витальевич, я не знаю никакого другого учителя, который так легко бы признался, что любит бездельничать, как мы!? – улыбчиво, но сдержанно отвечает она, польщённая нашим честным общением.

– Ну да, я как Хаул Дженкинс из Миядзаки, смотрела ведь?

– Да-а, обязательно, я на вас подпишусь и друзьям посоветую!

– Окей, айм вери глэд!

После общения с детьми на тематических площадках чувствуешь себя окрылёно, мало того, что тебя узнают, так и легко рекомендуют своим «накама». Вот возвращаюсь я домой и мне не холодно на улице. Съев сэндвич, я не наедаюсь. Забегаю в чайхану – пообедать вкусным пловом или наваристой шурпой из баранины. Я не иду, а лечу, скольжу, не касаясь мёрзлой земли. Гляжу впереди себя, и съёжившиеся прохожие в толстых куртках не представляются мне тоскливыми созданиями из мира грёз. Мы не рыба в томатном соусе из консервной банки и внутри нашего мира нам не тесно, я «переигрываю» цитату из романа Харуки Мураками «Норвежский лес», который я читал несколько раз и пересматривал по мотивам кино.

Мобильник вибрирует – на экране высвечивается неизвестный номер. Принимаю. Слушаю. Юнна. Леди Юнна, так она представляется, не дожидаясь ответа.

– Господин, когда вы свободны? – она спрашивает по телефону ласково, но с наигранным отчуждением. Во женщина – картину гонит знатную!

– Как будете на месте! – насмешливо отвечаю.

Допивая чай с молоком, я запрыгиваю в автобус на Старую Московку. Оставшийся день – «Ай эм фри фо вотчин аниме»! Гляжу очередной сериал и пишу несколько постов в социальной сети.

Посты в социальной сети, опубликованные работы разного характера и настроения – а что ещё «пилить», будучи в единственном числе на «базе анимешника»? Читаю комментарии к своим же работам. Всегда кто-то не очень доволен. И это могут быть не завистники – просто люди, которые тебя не понимают, как в своё время Сергея Довлатова, Эдуарда Лимонова, Генри Миллера или Чарльза Буковски. Идёшь, бывает, по коридору, а за углом тебя нелестно упомянут коллеги, мол, анимешник не работает, а журит на конкурсах, ну за что его любят.

– Любят сам не знаю за что, – устанешь иной раз и ответишь тотчас хмуро. – Давайте я напишу про вас хорошо, составлю ваш милый литературный портрет? Ведь никто про вас доброго не скажет, если до сих пор вы рассержены на творческого человека!? Если до сих пор никто не оставил о вас ни строчки!?

Нет времени и желания ни с кем разбираться на работе. Некоторые вещи принимаю, как должное. Тупо улыбаюсь в ответ, бегу дальше, как персонаж из клипа Григория Лепса «Рюмка водки на столе». Лезу в карман – вибрирует мобильник, в нём рождается «саундтрек» из кинофильма «Терминатор 2» – это «кавер», исполняемый симфоническим оркестром в Америке. Жму кнопку «Вызов». Леди Юнна на проводе. Будет вечером на месте, с продуктами и домашним элем, как викинг после боя, на празднике победы. Супер, конечно! Хиппи!

Сижу за столом вечером при свете ночника, ем кукурузные чипсы вместе с Юнной. Она в ночнушке, которую также привезла; женщина старше меня на четыре года, зато утверждает, что пробежит стометровку быстрее меня. Не верю, конечно. Надо бы проверить, вдруг, правда!? Она – кмс по лёгкой атлетике, говорит. Шутит будто бы!

– Ты анимешник-Витя-учитель! – она смеётся мне прямо в лицо, но делает это с искренней радостью, с неким неистовым счастьем.

Захмелев, она придвигается ко мне и обнимает за плечо и спину, гладит пальцами. Её пухлые щёки отливают кармином в свете ночника, а насмешливый взгляд где-то рыскает – мне в глаза она не смотрит.

Ладно, неплохо, какая разница? Мы смотрим полусидя аниме на диване. Несколько серий. Я потом тискаю её, как хочу. Лежим, я засыпаю. Она поворачивается и приваливается ко мне, бодро шепчет, что наша общая знакомая, Августа, любит меня и была бы рада, если бы я взял её замуж. Да, русско-немецкая «фройляйн» без ума от моего внутреннего мира. Класс! Ценю! Надо брать, значит. Отважиться на поступок! На ум сразу приходит шутка нетрезвого папы, который говорит раздосадованной бабушке, что больше пятидесяти процентов они взыскать с зарплаты не имеют!

– У тебя вот такие тараканища в черепушке, Вить! – Юнна водит руками в темноте, рисуя причудливые фигуры. Она лежит у меня на груди, я её слегка обнимаю одной рукой. – Мы читали тебя с ценителями и не можем раскусить. Ты серьёзно чудак или косишь под этих своих битников? Ты-учитель и ты-писатель – это очень разные «персоналити», неужели у тебя раздвоение личности?

– Вряд ли, я не Тайлер Дерден, – бормочу в ответ мечтательно, я вот-вот провалюсь в сон.

– Да-да, тебя не понять, Вить, – соглашается она с неодобрительным смешком. Целует меня в щёку, сползает к стенке и накрывается одеялом до подбородка. Продолжает разговаривать со мной, хотя я не слушаю.

Юнна погостит у меня недельку, обещает прибираться в квартире, удивлять кулинарными излишествами, исполнять желания господина-сэнсэя.

Гости из Германии, хиппи из области, конкурсы с детьми, выступления на тематической площадке, гонка за премиальными баллами, травма плеча или связки в спортивном зале из-за того, что пытаюсь сэкономить силы для упражнения на максимум. Хочется много пожать лёжа, как сильные атлеты. И записать свой успех на видео, громко и радостно прокомментировать, как делают известные атлеты прошлого и настоящего. А ради чего это? Чтобы описать свои впечатления в рассказе и кому-то понравится? Чтобы оставить о себе память? Выуживая из закоулков памяти вроде бы незначительные воспоминания, я воспроизвожу их как будто в новой картине, печатая. Когда-то первым моим шагом к творчеству была нечаянная мысль о том, что я могу неплохо изложить увиденное или услышанное на бумаге, но вскоре я издал несколько повестей и даже романов – под наставлением члена Союза писателей России – Николая Михайловича Трегубова, руководителя омского литературного объединения им. Якова Журавлёва. Вот что значит: глядеть аниме или просто читать литературу классиков и современников!

– Виктор Власов, это вы? – выясняет у меня худенькая девчонка лет двадцати, белобрысая, с длинными волосами по обе стороны лица, с маленькими красноватыми прыщиками на лбу и щеках. Она говорит слова по-русски, но с акцентом: то ли картавя, то ли специально не выговаривая букву «р». Немка, наверное. Склонившись надо мной, она некоторое время молчит. От неё исходит приятный вишнёво-дынный аромат.

– Да, я Витя Власов, – киваю, не поднимаясь. Рассматриваю немногочисленных окружающих: кто тихо играет на гитаре, глядя перед собой отрешённо, а кто читает книгу под самым ночником. Гости в комнате остаются как-то по отдельности, хотя я помню, что некоторые пришли вместе.

– Вундехшён! – признательно звенит она, улыбаясь широко. – Я вас читаю иногда на портале и в социальной сети. Я здесь ненадолго, но хочется переехать сюда навсегда.

– Нафига тут жить в области, не хрена ведь нет, сугробы одни зимой!? – выясняю смеха ради, глядя в лицо незнакомки, а оно лучится словно изнутри. 

Я сижу на полу в небольшой комнате со старой мебелью, как проводил время писатель Сергей Довлатов в одном из своих автобиографических рассказов. В тусклом свете небольшой лампы комната выглядит уютно, несмотря на то, что окружающих я почти не знаю. Нутро комнаты и её простенькие, старенькие предметы пробуждают лучшие чувства. Чаще всего ограничиваешься беглым взглядом на вещи, когда находишься в малознакомом месте, а здесь просто рассматриваешь всё вокруг, и тебе нравится. Это одна из социальных квартир, где с виду живёт непонятно кто: ни хиппи, ни сироты, ни социально-пониженные люди. Это жильё сдавать нельзя, иначе грозит штраф, но прийти сюда и поделиться можно в любое время. Это Называевская область, под Омском, посёлок Кочковатский – три часа езды на электропоезде от станции Московка или от Деповской, тоже с Московки то есть.

Цепочка одноэтажных домов, обшитых вагонкой, расположена чуть ли не в поле – точнее на удалённом расстоянии от огромного частного сектора. Новый губернатор обещает проложить дорогу на улице в честь поэта Есенина и соорудить дополнительную площадку, на которой, во-первых, будут играть дети, а во-вторых, появятся мусорные бачки. Ещё этим домам требуется газификация, потому что каждую зиму жильцы тратят немало средств на обогрев жилья посредством электричества.

Проживающие в социальном жилье на улице Есенина 1 неоднократно обращались к предыдущему губернатору, однако кроме отписок ничего не поступало. Я поднимаю данную тему в одной из своих статей, опубликованных на разных порталах столицы.

Девчонка не отходит от меня. Садится рядом, подгибая ноги, как йог или ниндзя «Наруто».

– Спасибо, что вы думаете о нас! – благодарит Августа – девчонка из Германии, а именно из Франкфурта-на-Майне. – Я слышала про вас от Юнны, моей подруги, она гостила у меня некоторое время.

– Я про вас не думал, я не знал об этом месте, – пожимаю плечами, вставая с пола и на всякий случай отряхивая джинсы. – Товарищ дал ссылку и скинул фотографии, попросил написать о проблеме газификации на улице в честь известного русского поэта Сергея Есенина в Кочковатском. Тут в посёлке у него родня.

Согласовав материал с редактором федерального портала, я вскоре опубликовал работу. Нашлись на моей странице подписчики из этого посёлка, которые пригласили меня сюда. Они и сейчас присылают в сети истории об удивительных людях, приезжающих сюда ощутить необычную ауру этого места. Что в нём грандиозного – лично я понимаю слабо. Прекрасно, пожалуй, что я знакомлюсь здесь аж с двумя женщинами, они впоследствии гостят у меня (одна прямо-таки долгое время), однако оставаться в общине дольше нескольких часов зимой – дело затратное. Такое ощущение, что эти ребята, творческие бродяги, приезжают сюда, чтобы лакомиться содержимым холодильника, а именно двумя килограммами говяжьих пельменей, которые я привёз. Да, я подвёз, чтобы угостить занимательный народ, но стоило мне прогуляться до единственного пивного бара в посёлке, как от припаса не осталось и запаха. Возвращаюсь я с Августой, весёлый и хмельной, как Чарльз Буковски с вечеринки, поснимать видео хочу напоследок, а продуктов – тю-тю! Ни пельменей, ни сметаны, короче. На кухне хозяйничают все кому не лень – выяснять неудобно как-то! Чем только не забит холодильник, как в казанском хостеле, в котором я провёл сутки, но мои пельмени и сметану прибрали в первую очередь!

Ни стихи, ни прозу я не читаю в общине – это не квартирник и не литературное объединение. Собственно я даже не знаю, почему это место называется «общиной хиппи». Там иногда проводят время бездельники маргинального вида? Да. Они творческие и делятся пищей с остальными подобными чудаками? Да. Тогда кто живёт в этих домах, нуждающихся в ремонте или в доработке, как говорится? Такие же чудаковатые люди, как мы с вами, представляете?!

Мы с Августой и второй раз навещаем «общину», привозя телевизор и приставку к нему. Если нужно будет помочь этим людям с одеждой, с товарами первой необходимости, я запросто найду время и выполню это посильное дело. Будет ли газифицироваться эта часть посёлка? Скорее всего, ведь многие готовы посодействовать.

О жизни моей или моих персонажей узнают из интернета. Некоторые мои ярые местные подписчики настаивают на встрече фанатов на «базе анимешника», однако я не тороплюсь приглашать незнакомых мне людей, хотя было бы здорово сделать фотографии да скинуться на пиццу. Мне будет интересно узнать, что на душе у этих людей: о чём они думают и что для них настоящее творчество.

– Пап, ты популярен, это мне Ярик сказал, – сообщает мне сын, ученик третьего класса. Я делаю с ним английский язык, когда регулярно навещаю отчий дом – мы живём на одной улице.

– У меня мало подписчиков, нет золотой «Ютюб-кнопки» и других регалий «селебрити-блоггера»!

– Это не самое главное, – рассуждает ребёнок, аккуратно выводя английские слова в печатной тетради. – Важно, чтобы ты занимался любимым делом, и оно приносило тебе удовольствие, это сказал Веля-ютюбер. Я вот начал снимать игры на планшете – не очень как-то. Посмотрел у тебя – ну классно! Ты всё время говоришь, что тебе нравится, размахиваешь руками, как учёные, что-то говоришь о героях, называешь их имена. Ты много смотришь аниме и читаешь книг. Мама говорит, что ты на работе читаешь сказки на «бук-ридере», фотографируешься со школьниками для хайпа и пишешь дребедень!

Сердце у меня, признаться, падает при мысли о том, что в родном доме у меня мало единомышленников, мягко говоря. Я не привык слышать подобные отзывы от родни. Ладно, когда чужие люди или фейки в сети «утверждают», дескать, я плохой учитель или негодный писатель, но когда родной ребёнок может подумать, что папа занимается ерундой – это, поверьте, ранит.

Сын откладывает тетрадку и ручку, вскакивает из-за стола, взведённый точно курок, смотрит мне прямо в глаза и отчётливо говорит:

– Я верю в тебя, пап!

Ребёнок обнимает меня, а я обнимаю его, в гордой задумчивости.

Бабушка, сидящая на диване за нами, широко раскрывает глаза и глядит на нас пристально, будто очнувшись в настоящем мире.

Мой мобильный телефон мелодично возвещает об интернет-вызове «Германия-Омск» – Августа на проводе, конечно. Перезвоню позже – когда сделаю с ребёнком английский. Наберу – если не забуду за просмотром аниме! 

Виктор Власов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Система Orphus

Важное

Рекомендованное редакцией