Суббота 20.07.2024

Актуальные новости


Новости

Здоровье

17 Сен, 14:24

Анонсы

Самая долгая из войн

25. 03. 2013 350

Преодоление пьянства и алкоголизма — непростая задача для любого человека. Борьба с самим собой — дело нелёгкое. Преодоление вредной привычки к алкоголю является в жизни первым и наиболее сильным испытанием воли. Вот тут-то человек по-настоящему и познаёт самого себя, испытывает и закаляет волю

Нам постоянно внушают, что пьянство в крови русского человека, что русские пьют издревле. Этот стереотип пытаются вбить нашему народу в голову. Часть молодых людей уже поверила, что их предки только и делали, что пили, и убеждена, что и они родились с алкогольной соской, и что теперь с нею должны умереть. Мол, такова судьба! Таких трудно убедить, что не пьянство, а трезвость была нормой жизни людей на Руси, что легенды о многовековых алкогольных российских традициях не соответствуют истине.

Раньше если в деревне был пьяница, то его все жалели, относились к нему как к тяжко больному. В нашей деревне был такой пьяница, пастух. Пил часто, почти каждый день. Вскоре ему и стадо перестали доверять. Помню, гуляли мужики только три раза в год: на Пасху, на Рождество Христово и на деревенский Престольный праздник Покров. Ну, конечно, на свадьбах. Там грех не выпить. А в остальные дни пьяных не было видно, все работали — днем в колхозе, вечером и рано утром у себя в огороде да по хозяйству. Некогда было пить. Теперь, наоборот, — трезвого мужика редко встретишь. Да и женщины стали частенько бывать навеселе, а то и на ногах не стоят.

По последним данным Матушка-Россия имеет 30 млн. сынов, страдающих алкогольной зависимостью, 2 млн. хронических алкоголиков, 500 000 детей своих теряет в год. Ужасные цифры! Откуда же это взялось? Ведь в старину на Руси не было ни виноградного вина, ни водки. Из хмельных напитков были только бражка да медовуха. Виноград в России не рос, виноградное вино можно было встретить только на княжеском столе, а «русская» водка…

Есть точные сведения, когда у нас появилась водка. В 1428 году водку привезли в Россию из Генуи. Правда, как только в России познакомились с ее действием, ввоз водки был тут же запрещен. Изредка ею пользовались в лечебных целях, причем дозы, назначаемые тогдашними лекарями, никогда не превышали пол-ложки. Лишь спустя почти полтора столетия водка стала распространяться на Руси. Это было при Иване Грозном, по распоряжению которого был открыт в Москве первый «царёв кабак». Впрочем, грозный царь быстро спохватился и строго запретил пить водку всем, за исключением своих опричников.

Только при Петре I водка стала поступать в Россию в открытую продажу. А при Екатерине II спаивание народа стало статьей дохода. За годы правления царицы, любившей роскошь и веселье, прибыли от питейных домов возросли в 6 раз и составили почти треть дохода страны. Но дело не только в прибылях, это ведь Екатерине II принадлежат слова: «Пьяным народом легче управлять»…

При Екатерине на нашу страну налетели распространители алкогольного зелья, поставили кабаки и шинки во всех наших городах и селениях и начали спаивать народ. Такая алкогольная экспансия осуществлялась в основном с помощью зарубежного торгового капитала. Православным людям и мусульманам было запрещено торговать алкоголем по религиозным соображениям. Кстати, в 1893 году при восстановлении государственной монополии на алкоголь выяснилось, что 95% алкогольной и 99% табачной продукции в России контролировал иностранный торговый капитал.

Так что история распространения водки у нас не столь уж велика, она немногим превышает три столетия. Значит, легенды о многовековых алкогольных российских традициях не соответствуют истине. Уместно заметить, что пьянство было не всегда и будет, надо полагать, не всегда. Когда-нибудь самая долгая из войн — борьба против алкоголя — успешно завершится.

Слово «алкоголизм» ввел в обиход шведский врач Магнус Гусе в середине ХIХ века. Но само пьянство существует не одно тысячелетие. Впрочем, в древние времена оно не носило характера массового распространения. В Древней Греции употреблялось только сильно разбавленное вино (в пропорции три части воды и одна часть вина). Тот, кто пил чистое вино, считался пьяницей и подвергался остракизму (изгнанию). А остракизм был событием чрезвычайным.

Из гомеровской «Илиады»: «Весело пировали греки в Фивах. Юноши разносили вино, наполняя им доверху чаши пирующих». И затем стократно воспетая, на все лады расцвеченная страсть к вину становится убеждением, чуть ли не религией поэтов и писателей, людей искусства, творческого труда.

 

Если я напиваюсь и падаю с ног –

Это богу служение, а не порок.

Не могу же нарушить я замысел божий,

Если пьяницей быть предназначил мне бог!

 

Да пребудет со мною любовь и вино!

Будь что будет: безумье, позор — все равно!

Чему быть суждено — неминуемо будет,

Но не больше того, чему быть суждено.

 

Люди не смогли на протяжении нескольких веков оценить и осмыслить это пагубное разрушительное пристрастие. Разве что наиболее прозорливые из них — как, например, Леонардо да Винчи, сказавший: «Вино мстит пьянице», или Аристотель: «Опьянение есть добровольное сумасшествие».

В Древнем Риме вино не имели права пить мужчины моложе 30 лет. Зато сейчас наследники римлян по потреблению вина занимают одно из первых мест в мире. А вот в Индии и в Египте, как и в древние времена, так и сейчас полное воздержание от алкоголя.

Пьянство на Святой Руси было смертным грехом, но еще более тяжким грехом в православии считалось распространение спиртного. Не мог православный отравлять народ, ближних своих убивать этой отравой. Ведь Спаситель говорил: «Горе тому, через кого грех входит в этот мир».

Владимир Мономах (1113–1125) оставил своим детям, и всем нам, такое завещание: «Лишаемый — не мсти, ненавидимый — люби, гонимый — терпи, хулимый — молчи. Избавляй обижаемого, давай суд сироте, оправдывай вдовицу, сам оправдывай, а не давай сильным губить человека. Лжи остерегайся и пьянства, от этого ведь душа погибает и тело».

Святитель Иоанн Златоуст предлагает альтернативу алкоголю: « Вот прекрасное опьянение: насыщай душу свою Духом, чтобы не насыщать её пьянством; наперёд займи этим свою душу и свои помыслы, чтобы не нашла места в них та бесстыдная страсть».

Россия не пьянством была знаменита, а трезвостью. Когда в XVIII–XIX веках Европа и Китай захлебнулись в наркомании, в России не было этого порока, несмотря на то, что наша страна была лидером по экспорту изделий из конопляных волокон. Конопля росла по всей России, но употреблять ее в качестве наркотика никто не пробовал. Тяги не было. Самыми отъявленными пьяницами в те времена были англичане. Тогда была поговорка: «Пьян — как англичанин!».

Когда наши города и села наводнили шинки и кабаки, в 1858—1862-х годах по России прокатились волны крестьянских возмущений против торговли спиртными напитками. В десятках губерний народные собрания постановили закрыть торговлю в кабаках и иных питейных заведениях. В одних сёлах запреты распространились только на праздничные и воскресные дни, в других — на год, в-третьих  — навсегда. Народ перестал пить спиртное. В стране появились общества и братства трезвости, а в церквах огромные массы людей давали обеты воздержания от спиртного. Зависимые от алкоголя люди, давали зароки не делать злого дела (не пить).

За три года крестьяне всех западных губерний сами полностью отказались употреблять алкоголь. Кабатчики даже выставляли водку бесплатно, но люди переворачивали стаканы, выливали ее, избивали кабатчиков, жгли кабаки. И царь был вынужден силой подавить это антиалкогольное выступление, трезвенническое крестьянское движение. В одном только 1858 году было 110 000 судебных процессов над крестьянами, 111 000 крестьян сослали на каторгу за участие в антиалкогольных бунтах. Они так и назывались: «антиалкогольные бунты».

В 1889 году Святейший Синод обратился к духовенству с определением, подготовленным обер-прокурором Синода Константином Петровичем Победоносцевым, содействовать правительству в борьбе с пьянством, учреждать общества трезвости, приходские попечительства, братства и другие подобные учреждения, словом и проповедью утверждать в народе трезвый образ жизни.

Второй волной трезвеннического движения в России руководила российская интеллигенция. Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой писали статьи, направленные против алкоголя, хотя тогда потребление его было в десятки раз меньше, чем сейчас. И все равно русская интеллигенция поднялась на защиту народа от пьянства.

Третье трезвенническое движение началось в 1905 году. Собрался съезд противоалкогольных обществ России, были созданы учебники для школ о трезвом образе жизни, начались масштабная пропаганда и борьба за трезвость.

Нам бы хотелось показать, как сельские интеллигенты — учителя, священники, их жены — понимали тогда проблему пьянства, когда в начале XX века русские люди пили в десятки раз меньше, чем теперь. Приведем отрывок из одного письма:

«В Третьяковской галерее есть картины покойного Верещагина «Мертвое поле» и «Перевязочный пункт», они ужасны. Но во сколько раз ужаснее сцены кормления младенца пьяницей-матерью! Там — смерть во имя долга, за веру, за Родину, там — временные мучения, но там и покой вечный или возвращение к жизни без срама. А тут? Тут с каждой каплей молока передается яд и порок: в нежный организм младенца капля за каплей вливается яд. И кому же и от кого? От матери — своему младенцу-дитяте, может быть, так же нежно ею любимому, как и мы с вами любим своих детей. Но знайте: эта женщина менее виновна, чем мы с вами. Она больна, больна страшным недугом: она бессильна бороться; так поможем же ей. Уничтожим яд, которым отравляется она и ее потомство… Многие из вас говорят, что надо, во-первых, развивать народ, и тогда он перестанет пить. Это неправда. Надо уничтожить пьянство, то есть возможность напиваться, а тогда уже развивать народ. При гангрене сперва отсекают больной член, а потом уже залечивают рану. То же надо сделать и с пьянством. Ученость и развитие не спасают людей от этого отвратительного порока. Примеров тому тысячи. Разве умные ученые и развитые люди не предаются этому пороку? Не страдают от этой болезни? Да еще как пьют… до потери чести и имени, допиваются до каторги, до сумасшедшего дома. Масса сообщений и статистических данных заполняет газеты и специальные издания о всем, что происходит из-за проклятого зелья. Недаром наш народ говорит про водку, что водка есть кровь сатаны… Вы боитесь, что с уничтожением спиртных напитков падет доходность страны? Ах, господа, господа, да ведь эта доходность от акциза, от винной торговли не что иное, как перекладывание денег из одного кармана в другой, но только из крепкого — в худой… А какой от пьяницы толк стране и обществу? Пьяница солдат — не солдат, мастеровой — не мастеровой, крестьянин — не крестьянин. И так на всех ступенях общественной лестницы; пьяница — вредный человек, позор человечества…

Город Починки Христорождественского собора свящ. Николай Васильев, бывшая учительница Н. Кириловская, жена свящ. Людмила Васильева, свящ. Петропавловской церкви Николай Мерцалов, жена свящ. В. Мерцалова, учительница Петропавловской школы Л. Свешникова и другие. Всего 56 лиц».

В 1912 году на 2-м съезде практических деятелей по борьбе с пьянством была вынесена резолюция: «Приходские общества трезвости при современном состоянии приходской жизни суть необходимые учреждения в каждом приходе и являются нравственно-обязательным делом каждого священника».

Антиалкогольное движение завершилось победой — в 1914 году в России царь дал право местным органам самоуправления по их усмотрению на период мобилизации армии накануне Первой мировой войны закрывать питейные заведения в их районе. К 1914 году количество членов обществ трезвости достигло почти полумиллиона человек. Дело приобрело высший духовно-нравственный смысл, сплотило воедино лучшие патриотические силы.

С 19 июля 1914 года указом императора Николая II торговля алкогольными изделиями была прекращена на время войны. Но уже через полгода известный русский врач И.Н. Введенский, анализируя результаты последствий указа, писал: «То, что недавно казалось утопией даже фанатикам трезвости, стало действительностью, притом повседневной, почти привычной. Новый порядок вещей, так непохожий на прежний, вошёл в жизнь и неузнаваемо изменил её облик, отозвавшись так или иначе во всех сферах народной жизни, в таких отдаленных её уголках и проявлениях, где о влиянии алкоголизма, казалось, не могло быть и речи. Перед лицом совершившихся и ещё продолжающихся превращений не кажутся преувеличением сказанные не раз слова, что 19 июля 1914 года Россия одержала победу над врагом гораздо более страшным, чем враг внешний».

Позитивные изменения, о которых писал И.Н. Введенский в своём труде «Опыт принудительной трезвости»:

• резко сократилось число людей, обращающихся за помощью в амбулатории и больницы, в т.ч. в психиатрические, где алкоголики обычно составляли 4/5 всех поступлений;

• количество самоубийств уменьшилось на 55%. «В саратовском университете благодаря трезвости возник даже своеобразный кризис — «трупный голод». В прежнее время трупы самоубийц поступали в институты судебной медицины, некоторые затем в анатомический театр. Теперь не стало самоубийств, и университет оказался в затруднительном положении. О таких же затруднениях сообщают и из Петроградского Женского Медицинского Института;

• более чем на 70% снизилась преступность (исчезло хулиганство, оскорбление личности, мелкое воровство, драки и т.д.). Прекратилось строительство новых тюрем, так как опустели и старые, а в Петрограде одну из пустующих тюрем обратили в лазарет для раненых;

• почти полностью исчезло профессиональное нищенство, люди, занимавшиеся попрошайничеством, в большинстве своём ушли в деревню;

• число пожаров сократилось наполовину, несчастных случаев на производстве — на 80%;

• выдача пособий больничными кассами, вследствие уменьшения заболеваемости, сократилась на 60—70%;

• оживилась торговля. О росте благосостояния трудового населения можно судить по тому, что в сберегательные кассы было внесено вдвое больше денег, чем за аналогичный период прошлого, не трезвого года;

• наряду с улучшением материального благосостояния стало заметно «повышение умственных интересов населения… Читальни переполнены даже в праздники, когда при прежних условиях они пустовали». Число посетителей оперных и драматических спектаклей увеличилось более чем на 30%. Русская деревня стала неузнаваема!

Учтите, все это произошло во время Первой мировой войны.

Русскому народу понравилась трезвая жизнь, и в 1916 году два крестьянских депутата Евсеев и Макагон в Государственной Думе предложили законопроект: «О введении трезвости в России на вечные времена». Крестьяне стали инициаторами этого законопроекта. »Сухой закон» получил поддержку у 84% населения страны.

Император Николай II писал: «Постоянно обдумывая и проверяя полученные мною впечатления, я пришел к твёрдому убеждению, что нельзя ставить благосостояние казны в зависимость от разорения духовных и хозяйственных сил множества моих верноподданных. Трезвость народа — надёжная основа его мощи и благосостояния».

И Владимир Ильич Ленин после Октябрьской революции поддержал «сухой закон», продлил его действие до 1925 года.

О том, как дальше развивались борьба за трезвость в России, расскажем в следующем номере.   

 

Татьяна Жарикова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Система Orphus

Важное

Рекомендованное редакцией