Четверг 30.05.2024

Актуальные новости


Новости

Виктор Власов

17 Сен, 14:24

Анонсы

Увидимся, учитель

29. 05. 2023 302

Работаешь от звонка до звонка, а некоторые уроки – попросту отсиживаешь, потому что слабенькие дети почти не готовятся к предмету: не делают домашнее задание и на уроке не отвечают, как будто тоже отсиживаются, но в мобильных телефонах. Не могут повлиять на них родители, не то чтобы классные руководители или заместители директора. Благо, что не увлечённых моим предметом детей не много, если сопоставить некоторое общее количество учащихся на параллели. Очень редко, когда урок проходит идеально – это нужно постараться и невероятно устать. А впереди столько уроков – не счесть. Учитель не вёл столько уроков раньше, не брал непосильное количество часов, как утверждает моя мамочка – учитель с высшей категорией и совестливый заместитель директора общеобразовательной школы в Омске.

Мне чудится порой, что работа учителя обесценивается, а критиковать родной строй и состояние заработной платы неуместно. Мы получаем то, что имеет государство. Не нравится – меняй место работы, стань добровольцем в частной военной компании, погибни или защити Родину. Но преподавание у меня в крови. Я ничего не могу с собой поделать: мне будто нравится нервотрёпка. Я не садист и не мазохист! Я, как военный на задании, способен терпеть невзгоды и лишения. Взлёты и падения. Меня радует получать хотя бы небольшой добрый отзыв и обратную связь, когда я вижу результат своей работы.

– Меня научил учитель и писатель Виктор Витальевич, он со мной повторял неправильные глаголы и строго спрашивал! Он приготовил меня на конкурс, на олимпиаду! – радостно делится одна старательная восьмиклассница в коридоре. Её слушают подружки, которые не очень добросовестно выполняют задания во время урока.

– Ты просто в него влюбилась, Вик! – хохочут они в голос. – Мы видим, как ты на него смотришь – и не говори, что это не так!

Уходя вверх по лестнице в начальную школу, я замечаю, как Вика краснеет, но молчит. А затем и сама она уходит от них быстрым шагом – вслед за мной. Чтобы спросить, когда я проведу кружок «Английская грамматика». На прошлой неделе его не было – по независящей от меня причине. Я возил старшеклассников на пробный ЕГЭ по информатике.

– Сегодня поменяться ничего не должно! – обещаю я, открыто радуясь, что Вика в числе тех увлечённых детей, которым английский язык нравится, как свой родной. К этому занятию я приготовил кое-что интересное – специально поискал на «Ютюбе» и скачал на флеш-карту.

Не сказать, что с моей большой нагрузкой мне легко готовиться к урокам, но найти материал для кружка любознательных детей – я постараюсь лихо!

Жаль, что в реальной жизни нам не удаётся то, что могут киношные или мультипликационные герои. К одиннадцатому или к двенадцатому уроку я устаю, выдыхаюсь, как загнанный зверь. Благо, что старенький ноутбук под рукой – пишу пост в социальной сети о том, что мне трудновато. И пора в отпуск – на Окинаву, как герою одноимённого аниме – учителю Онидзуке. Да, я смотрю аниме – и много что посмотрел за годы студенчества и сейчас, работая в общеобразовательной школе.

– Вам действительно тяжело, Виктор Витальевич? – спрашивает Вика, оставляя комментарий к посту.

Удивительно, но я не написал, что мне тяжело – это ощущается по тону письма.

– С чего взяла, Вик? – отвечаю я тут же – комментарием. – Две недели до конца мая и – лето. Долгожданный отдых!

На моё сообщение сразу ставят несколько «лайков» – за моими постами и нашим общением вечно следят её ехидные подружки-одноклассницы.

– Можете не отвечать, я за вас переживаю, сэнсэй! – пишет она уже личное сообщение и выходит из сети, когда звенит звонок на урок.

Я молчу. Отрадно, что твою мимолётную усталость или меланхолию способен разделить умненький ребёнок. Я набираю текст для очередного поста в социальной сети – про учителя Эйкити Онидзуку, про человека с бесконечной силой воли и терпением. Мне бы его качества – этот герой никогда не унывает и готов всегда к решению проблем экстраординарно. И его порядком достают дети на уроке – он устаёт от общения с коварными школьниками так, что падает на татами в полном молчании. Но у него нет отчаяния, он рад, что может быть учителем в свои 22 года и у него нет возможности бестолково проводить время, как у его знакомого – на пособии по безработице. Причём этот наивный парень Онидзука не догадывается, что дети завтра приготовят ему – в следующей серии.

У меня нет отчаяния. Я устаю, да, я тоже остаюсь наедине с самим собой – в своей однокомнатной квартире, которую ласково называю «базой анимешника». Но мыслей, чтобы бросить всё в одночасье или сменить место работы – у меня нет. Может, меня пригласят работать учителем на освобождённую территорию – на Донбасс? Трудно сказать, надо пробиваться самому. Работа в школе и вращение в пёстром коллективе детей – заряжают. Об этом упоминает и моя бабушка – учитель биологии, пенсионерка – ей восемьдесят один год. Надо расти. Для начала – подтвердить квалификационную категорию. Что я и делаю, собирая уйму бумаг и проводя соответствующие мониторинги.

Ни минуты покоя, как в песне. Отдых нам, учителям, снится, как большая заработная плата и премиальные. Дети должны участвовать в конкурсах и побеждать. Они должны выходить на серьёзный и показательный результат. Я пишу об этом, делая объёмные посты в социальной сети, с фотографиями. Многие родители меня поддерживают в комментариях, а дети делятся моими записями на своих страницах.

– Что у вас там за учитель, который после уроков носится с детьми наперегонки – на стадионе? Он бежит с ними от хоккейной коробки и до железного забора?! – вдруг спрашивает у меня учитель физкультуры – Юлия Александровна. У неё в свою очередь осведомился коллега – учитель из другой школы и по совместительству тренер из детской спортивной школы. В прошлый раз этот высоковатый и седой мужчина с интересом наблюдал за нами, параллельно тренируя своих ребят.

– Я сказала, Вить, что ты наш учитель английского языка, которому не всё равно, что подумают о нём дети! – передаёт мне Юлия Александровна оживлённо – с видимой заинтересованностью. – Ты – наш педагог и писатель!

Мы встаём на стартовую линию – от хоккейной коробки. Это было после цепочки моих уроков! Только я и шестиклассники: спортивные мальчики и девочки – некоторые из них амбициозные, как Цезари и Рокфеллеры! Мы побежим по команде – поднимает руку вверх Матвей, паренёк в очках и с мобильным телефоном, готовится запечатлеть наш великолепный забег на фото и на видео. Победителю достаётся шоколадка или чипсы. Второе: чипсы «Читос» – на всякий случай у меня в сумке, вдруг я проиграю, потянув связки, хотя вряд ли. Звучит команда – и мы срываемся с места. Я по-молодецки обгоняю ребят в спортивных костюмах, они кричат-визжат, мол, не может быть. Почему я так быстро их превзошёл на порядок, а то и на два. Я бегу в брюках и рубашке, оглядываюсь, как в детстве, когда мы соревновались с классом – по команде зычного и весёлого учителя физкультуры Василия Яковлевича!

– Как вы так быстро бегаете, Виктор Витальевич? – выясняет спортивная Даша, милая шестиклассница – она во мне души не чает.

Восстанавливая дыхание, я пытаюсь говорить, но получается прерывисто. Уперев руки в колени, отдыхаю, смотрю перед собой: дети меня окружили и сверкают восторженными взглядами.

– Вы что не знаете? – вдруг недовольно комментирует Алина. – Виктор Витальевич давно занимается спортом. Я видела его посты «Вконтакте» – на беговой дорожке!

– А, да, – словно сам с собой соглашается крепкий и рукастый парень Роман. – Тогда надо в чём-то другом посоревноваться. В армрестлинге, например.

Неожиданно около нас появляется учитель физкультуры – Юлия Александровна. Она вывела на стадион третий класс, который также наблюдал наш забег. Юлия Александровна хохочет как школьница и гордо вворачивает объяснение:

– Физруки-то не хотят соревноваться с учителем английского Виктором Витальевичем, а вы, детишки, решили его обогнать на стометровке?! Перед вами отличный спортсмен и сэнсэй, писатель, журналист, любитель аниме!

Я наконец-то восстановил дыхание и мирно выхожу за территорию школы, думая о чём-то своём, мечтая, прикидывая, как опубликую заметку. Дети идут за мной, они живут буквально через дорогу, а Даша, добрая и ласковая девочка-кошечка, спрашивает, мол, будет ли когда-нибудь урок английского на улице.

– Будет! – отвечаю вдохновенно. – Сейчас конец учебного года, годовые проставим и выйдем сюда же – позагорать и повторить городские объекты и глаголы действия. А потом снова пробежимся!

– УРА! – подпрыгивая, кричат радостно дети, семенят-следуют за мной, как за наставником.

На остановке я вижу знакомого полицейского – рослого и огромного Алексея, чем-то похожего на персонажа Шрека. Он жмёт мне руку и улыбается, звонко выпаливает, что я невероятно бодр в конце рабочего дня: неужели мне пожаловали денежную премию.

– Не, бро, будем делать стенгазеты и книжки-малышки – завершать учебный год проектами! – делюсь я, радостный и просветлённый.

Пару недель остаётся до завершения четвёртой (последней) четверти. Написаны промежуточные аттестационные работы, это годовые контрольные – тесты и переводы. Мы с ребятами делаем стенгазеты на свободную тему. В мире развлечений – «In the world of entertainment!» Группа учеников третьего класса собирается делать газету, посвящённую мне, – с фотографиями и отрывками из моих рассказов, переведённых на английский язык с помощью интернет-переводчика «Гугл». Дети прямо об этом не заявили, конечно, однако я ловко подглядываю за ними – мне любопытно.

Мы производим столько с детьми стенгазет разного формата, что их огромная кипа походит на дом из ватманов. В кабинете их содержать невозможно: забиты шкафы, тумбочки и завалены подоконники. Сбор макулатуры будет открыт после недели английского языка – библиотекарь поможет сохранить сданный материал. Заработанные средства пойдут на школьные нужды, которых всегда достаточно.

– Виктор-«Анимебой»-Витальевич! – так иногда ко мне обращается библиотекарь – постоянная читательница моих заметок в социальной сети. – Заберите газету про вас на базу, жаль добро пропадёт!

– Заберу, пусть повесит у меня на стенке, но в следующий раз ребята сделают обо мне круче! Поучаствуем в министерском конкурсе «Мой любимый учитель», где нужно представить проект, посвящённый своему школьному сэнсэю!

Школа – это пространство для спонтанных действий и ладного творчества. И подтверждение тому организаторская деятельность педагогов, хоть предметников, хоть специального – человека на должности педагога-организатора. Или советника директора по патриотическому воспитанию молодёжи. Собственно эти должностные лица могут помочь набрать читательскую аудиторию такому писателю, как я. Вместо того, чтобы мне просить учеников подписаться на мою страницу «Вконтакте» и писать комментарии ради моего же рейтинга, можно просто подкинуть пост в общий паблик, посвящённый школе. Его крышует заместитель директора и сама советник по патриотическому воспитанию молодёжи. Там и родителей немало обитает, и частенько присутствуют ребята из среднего и старшего звена. Любая интересная новость, обращённая к учителю и его любимому делу вне стен школы, набирает серьёзные обороты, приобретая поклонников. Вскоре новость обнаруживаешь на страницах и других пользователей – в том числе у знакомых родителей пятиклассников, например, у которых ведёт уроки твоя коллега-напарница. Вскоре и эти ребята запросто посетят мероприятие после уроков, которое продумаю я вместе с педагогом-организатором.

Я расскажу детям, что подвигло меня написать повесть о любви ниндзя и войне кланов «Красный лотос» — по её мотивам наш учитель ИЗО сделала вместе с детьми пластилиновый мультфильм. Я расскажу детям, как поработал в Америке и опубликовал путевые заметки «По ту сторону неба». Эти мероприятия станут возможными благодаря педагогу-организатору или советнику директора по патриотическому воспитанию молодёжи. Главное – не забыть сказать юным слушателям, что свой талант необходимо применять в поддержку Отечеству. Добро отзываться о тех, кто рядом и никогда – во вред – это закон творчества и правило журналистики.

– Виктор Витальевич, а вы писали плохо о тех, кто вам досадил? – вдруг спрашивает знакомая девочка из пятого класса. Кто-то говорил, что она тоже пишет стихи, но никому их не показывает.

– Я и сейчас могу опубликовать фельетон – про людей, чья деятельность мне не нравится! – отвечаю я. – Текст не будет злым – скорее шуточным. Но тоже может  кому-то не понравится.

Я помню замечательную фразу, сказанную анимешному учителю Онидзуке директором его школы:

«– Чем ближе вы подпускаете к себе детей, тем больше они вам доверяют и тем серьёзнее ваше решение способно на них повлиять в хорошем или плохом смысле!».

Наученный горьким опытом учителя из моей же школы, я стараюсь переписываться с детьми строго по делу. Ребёнок не записал или знает домашнее задание – я отправлю «Незнайку» в «Дневник.ру» или напомню тут же сам, однако некоторые люди влюблены в меня настолько, что здесь же и рассказывают о себе, о своих чувствах ко мне. Я прошу не писать мне не по делу: я запрещаю объясняться мне в любви! Ладно, когда дети из начальной школы бегут ко мне и обнимают, но когда пишут и шлют виртуальные сердечки девчонки из шестого, седьмого, восьмого и девятого класса, здесь необходим иной подход. К помощи психолога я не прибегаю – решаю проблему сам.

– Настя, мне 36 лет, я старый сэнсэй и бедный школьный писатель-учитель, а тебе – 14 лет и тебе наверняка больше нужен молодой и богатый парень-принц из Объединённых Арабских Эмиратов! Со мной ты будешь жить в шалаше, то есть на базе анимешника, а с ним – в королевском дворце, получая нефтяные барыши!

– Виктор Витальевич, вон Вика за вас рвёт и мечет, я тоже вас люблю и готова биться до последнего! – отписывает мне Арина – тоже восьмиклассница. – Я хочу вам сказать, что Вика единственная, кто не пересылает никому ваши сообщения. Остальные же девчонки – когда получают от вас любые сообщения, сразу делают массовую рассылку одноклассникам, мол, вы их одарили своим вниманием! Хвастаются!

– Ладно, хорошо, а зачем мне эта информация?

– Ну-у, я вас люблю! Я хочу вам всё рассказывать!

– Учись хорошо, заканчивай четверть без троек – я буду за тебя радоваться и хвалить тебя «Вконтакте»!

– Вы так всем говорите, кто объясняется, наверное, в любви!?

– Да, всем, Арин. Какие у меня с вами, малыми чувихами, могут быть дела? – я прямо так и пишу «Вконтакте». – Ты хочешь, чтобы меня выперли из школы за раскрепощённое общение с несовершеннолетними? Был ведь такой учитель, который позволил себе обмениваться фотографиями с ученицей шестого класса?

– Ну был…

– Вы и меня хотите подвести под это нехитрое дело?! Лучше в конкурсе поучаствовать и победить, принести победу в школе, так?

– Да, так.

– Вот. Будь примерной ученицей: выполняй задания и слушайся родителей! – рекомендую настоятельно.

Общение со всякими влюблёнными школьницами у меня заканчивается на подобной ноте. И правильно. А вот Вика – человек другого сорта. Она объяснилась в любви не ко мне лично, а к моему творчеству в социальной сети, к моей работе-предмету – к моему навыку речевого общения на английском языке. Вика объяснилась правильно! Покидая мой кружок, Вика игриво машет мне рукой и говорит:

– Си-и ю, ти-иче!

Или:

– Си-и я, сэнсэй!

«Увидимся, учитель!», что означает в переводе. Вика чувствует дистанцию. Хотя и не всегда. Но у неё просто нет отца!?

Иногда она ходит по коридорам школы грустная и заходит ко мне – в отсутствие урока у нас обоих. Забирается с коленками на стул и некоторое время смотрит в окно отрешённо. Я ни о чём её не спрашиваю, она сама начинает рассказывать, что хотела бы оказаться в каком-нибудь далёком месте, типа Окинавы – и там отдохнуть. Она читает все мои заметки и ставит на них «лайки», следит за обновлением на нескольких порталах с моими крупными публикациями.

– Расскажите о себе больше, Виктор-сэнсэй-Витальевич, мне хотелось бы услышать о вас из живого рассказа! – просит она по обыкновению, как ученик просит подробного объяснения материала у педагога. – Вы хотите, чтобы я чаще вас называла «сэнсэем»? Могу лично или при всех! Как скажете, сэнсэй!

– Звучит здорово, мне это нравится, – я отвечаю искренно. – Правда, обещай, что дальше этого общения у нас с тобой не зайдёт, милая моя?!

– Обещаю, конечно, сэнсэй, – она мурлычет, не оборачиваясь. – Я хочу, чтобы вы оставались в школе. Вас тут любят, вы получаете здесь вдохновение!

Я обнаруживаю, что эта девчонка вовсе не какая-нибудь застенчивая «зубрилка» и «тихоня», как может показаться со стороны. Она знает, как добиться своего. Тонко чувствует!

Я встаю с места и грозно обхожу пустой класс. Останавливаюсь возле стенгазет- «макулатуры». Прошу помочь мне отнести «отработанный материал» в библиотеку, чтобы освободить место в классе, занимаясь более продуктивным делом.

Вика – любопытный и пусть любящий меня человек, который наверняка знает обо мне больше, чем коллеги-учителя или прочие ученики, однако настоящий учитель должен сохранять с учениками дистанцию.

Учитель Онидзука – классный руководитель. В аниме «Крутой учитель Онидзука» этот милый герой не сохраняет дистанцию с детьми, посвящая их в своих сокровенные дела, поэтому и страдает порядком. Они делают ему подлянки разного рода, подставляют, но вскоре любят этого энергичного и доброго человека как своего родного.

Я – не классный руководитель пока что, как Эйкити Онидзука! Завуч почему-то боится  жаловать мне классное руководство, всячески отговаривая от этой затеи. Я работаю в школе четырнадцатый год, но в чине классного руководителя ни разу себя не ощущал, представляете как мне должно быть досадно?! Это, конечно, ответственность, но учитель – сама по себе профессия очень ответственная. Здесь гайки-то крутить в автомобиле нужно правильно и подбирать инструмент со всей основательностью, а работать с детьми, чьи поступки частенько не поддаются логике – и подавно нужно взвешивать шансы «за» и «против». Если учесть, что в школе я нахожусь каждый день, с утра и до вечера, то что мне стоит взвалить на себя и «грузик» классного руководителя? Делать отчёты регулярно и следить за классом – чтобы никто не подрался, не вылез в окно, не съел чужую порцию в столовой?

Дописывая этот вот рассказ вечером, я ем фаршированные блинчики с мраморной говядиной (так написано на упаковке) и запиваю лимонадом прямо из горлышка бутылки. Ко мне спешит под крыло моя цыпочка – худенькая сорокалетняя женщина по имени Снежка, с которой познакомился в пивном баре. Она с работы.

– Привет, бери меня, как хочешь! – мурлычет она, обёрнутая моим большим зелёным полотенцем.

Заходя в комнату, Снежка недовольно смотрит: чем это я занимаюсь и не обращаю на неё внимания. Я почти закончил что-то там печатать на стареньком ноутбуке, а фоном, на огромном телевизоре, снова-таки идёт аниме. На этот раз – «Великий из бродячих псов» – то, что я не досмотрел в студенческие годы. Дети-старшеклассники посоветовали, а я забыл, что начинал смотреть этот мультсериал.

– Ну и что: будешь меня наказывать, как в прошлый раз, а-а, учитель Онидзука? – утыкая руки в бока, слегка рассерженно произносит сорокалетняя любимка.

– Да, – отвечаю, не глядя. Хлопком закрываю ноутбук. – Только повод нужен. Ты с ребёнком сделала домашнее задание?

– Она переходит в девятый класс, какое, Вить, домашнее задание?! – вот теперь Снежка действительно сердится: она встаёт так, что закрывает обзор на телевизор.

– Так ты её не контролируешь? – кидаю я. Хватая Снежку, тяну к себе и срываю полотенце. Демонстративно любуюсь обнажённой грудью. – Вы с класса шестого, наверное, перестаёте следить за выполнением д/з!? А я потом ругаюсь с детьми в классе, считаю их ЗПР-овцами, то есть с задержкой психического развития, а это – родители у них ЗПР-овцы! Ах ты – моя резиновая кукла! – почти кричу и целую грудь.

Снежана звонко смеётся, жмурясь от удовольствия. Обнимает меня, падая на застеленный простыней велюровый диван.

Телевизор приходится выключить – отвлекает! 

Домашнее задание – беззвучный сигнал к работе, как вечное напоминание о том, что учиться нужно постоянно. Не забывать, что жизнь твоя и вокруг тебя – одно сплошное  задание. И не только в школе, но и дома, когда всё, казалось бы, кричит или шепчет об отдыхе. И теперь домашнее задание сопровождает меня каждый раз, когда я в школе и на отдыхе, мечтая отправиться на Окинаву. Я порой неохотно готовлюсь сначала к своим урокам, листая методическую литературу, а потом помогаю делать английский язык своему сыну, если бывшая жена не подсуетиться раньше. Благо, что мы живём рядом.

Виктор Власов, источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Система Orphus

Важное

Рекомендованное редакцией