Понедельник 15.07.2024

Актуальные новости


Новости

Татьяна Жарикова

17 Сен, 14:24

Анонсы

АРКТИКА В ДРЕВНИЕ ВРЕМЕНА

06. 06. 2017 244

поморская торговля

Окончание. Начало в № 149

Когда русские впервые появились на берегах Белого моря, достоверно неизвестно. Историк С.Ф. Платонов полагал, что это было в начале XII в., так как в одной новгородской грамоте, относящейся к 1137 г., упоминаются местности, отстоящие недалеко от Холмогор. Уже в первой половине XII века в числе новгородских земель указывался Терский берег (волость Тре) на Кольском полуострове. Имеется достоверное письменное свидетельство о том, что жители Терского берега Кольского полуострова были данниками новгородцев и в начале XIII в. С середины XIII в. в скандинавских источниках совершенно исчезает название местных жителей низовьев Северной Двины — «биармийцев». Они бежали от «монголов» и просили норвежского короля Гакона разрешить им осесть в его владениях. Таким образом, наиболее вероятным временем появление русских в Беломорье можно считать середину XII в.

К этому времени торговые связи Новгородской боярской республики с заморскими городами значительно расширились. Новгород торговал с городом Висби (на острове Готланд) — важнейшим центром европейской торговли на Балтийском море, с Любеком и другими городами немецкой Ганзы. Купцы Новгорода появлялись в Дании. Главнейшими предметами новгородского сбыта были воск, мёд, сало, меха, пенька и пр. В поисках новых товаров для рынков Великого Новгорода смелые новгородские люди шли на далёкий Север к берегам «Студёного моря», на восток, в земли Печоры, переходили «каменный пояс» — горы Урала. Заволочье, расположенное по течению Северной Двины и прилегавшее к Баренцеву морю, являлось богатейшей колонией Новгорода.

Вместе с тем потянулись на север «обычные люди» и беглые смерды в надежде уйти от кабалы бояр и богатых новгородских купцов или, в крайнем случае, самим выбиться в люди. С появлением на берегах Студёного моря русских плавания норвежцев на восток не прекратились. Эти плавания подчас ещё носили разбойничий характер, но всё чаще и чаще стали преследовать чисто торговые цели. Так как норвежцам приходилось иметь дело уже не со слабым и совершенно не воинственным местным населением, но с более опасным противником — русскими, которые нередко сами переходили в наступление. Достоверно известно о походах русских в 1316 и 1323 гг. в Хологаланд, родину Отара, который впервые в своё время (870–890 гг.) открыл путь из Норвегии в Белое море, куда устремились норвежцы с целью обогащения и грабежа. В свою очередь русские набеги на крайний север Норвегии заставили норвежцев выстроить защитную крепость Вардехуз, называвшуюся нашими поморами тогда Варгаевым, теперешнее название Варде. Возле этой крепости образовался промысловый посёлок, со временем превратившийся в небольшой городок. В русских летописях сохранились упоминания о происходивших между норвежцами и русскими столкновениях. Норвежцы в 1419 г. послали в Белое море отряд: «пришедши войною в пятьсот человек, в бусах и шнеках», ограбивший и разоривший селения в устьях Варзуги, Онеги и Северной Двины. В 1445 г. норвежцы разграбили и сожгли селение Неноксу в Двинском заливе: «приходиша свея-мурмане безвестно за волок на Двину ратью, Неноксу воевали и пожгоша и людей изсекоша, а иных в полон поведоша».

Значительную роль в деле расширения русского влияния в Беломорье сыграл Соловецкий монастырь, основанный в 1429–1435 гг.

Некий монах Лазарь, живший в XIV в. на одном из островов Онежского озера, писал так: «А живущие тогда именовались около озера Онега лопляне и чудь, страшные сыроядцы близ места сего живягу… Многи скорби и биения и раны претерпех от сих зверообразных мужей. Многождны бившее и изгнаша мя от острова сего и хижу мою огню предаша. А сами окаяннии наущению бесовскому подлежаху и мечты многи деяху. И сотвориша селитьбу близ мене с женами и детьми, и пакости многи творяху».

Как известно, в 1478 г. после длительной борьбы была уничтожена самостоятельность Новгорода и бывшие новгородские колонии присоединены Москве. В том же году под владения московского князя отошла Двинская земля. В 1489 г. московский воевода Даниил Щеня подступил к городу Хлынову (ныне Киров) в Вятской земле, и население этого города после непродолжительной осады принесло присягу на верность великому князю. Этим и закончилось присоединение обширного Поморья к основной московской территории.

Морской путь из Белого моря в Западную Европу был русскими освоен уже в XV в. Об этом свидетельствует, что «дьяк государев» Григорий Истома, отправляясь в 1496 г. в качестве посла в Данию, избрал именно этот путь вдоль Мурманского берега. Русские, несомненно, ещё в середине XIII в. посещали Мурманский берег, и путь из Новгорода и Москвы на Мурман был тогда хорошо известен.

В 1264 г. в грамоте новгородцев, данной князю Ярославу Ярославовичу Тверскому, впервые упоминается колония Кола. Однако колонизация русскими побережий Кольского полуострова началась только XVI в. В 1532 г. на Мурмане, около реки Колы, была выстроена церковь, где уже существовал постоянный посёлок; он был маленьким, так как, по свидетельству голландцев, приезжавших в Мурман в 1565 г., в Мальмусе (тогда город Кола) было только три дома. Но уже в 1580 г., по свидетельству Якова Перссона, здесь находилось 226 дворов. В 1582 г. в Коле был выстроен острог. Капитан Григорий Животовский описывает Кольский острог в 1701 г. так: «Город Кольской острог деревянной стоячей, а на нём пять башен рубленые, меж башнями в стенах торасы рубленые ж, а позаде торасов острог стоячей в две стены кругом города, мерою, опричь башен, девяносто семь сажен с полусаженю, ветхи, да четыре тораса, да два тайника; а в Кольском остроге жилецких людей два человека подъячих, пять человек капитанов, пятьсот человек стрельцов, восемь человек пушкарей, двадцать девять человек посадских людей». По указу Петра I Кольский острог был отремонтирован, «чтоб в военный случай в том городе в осаде сидеть было надёжно». В 1708 г. в крепости Кола имелось 59 пушек.

В 1530–1540 гг. был построен монастырь в Печенге, на западном Мурмане. В XVI в. Печенгский монастырь вёл обширную торговлю рыбой и солью, в Печенеге строились и морские суда. Монастырь богател не только за счёт этой торговли, но и за счёт беззастенчивой эксплуатации лопарей, у которых насильственно отбирались угодья. Известный исследователь русских лопарей Н. Харузин писал, что Печенгский монастырь «до известной степени являлся для лопарей бедствием». О быте монахов Печенгского монастыря в XVI в. могут дать представление следующие выдержки из одного допроса, учинённого когда безобразия монашествующей братии превзошли всякую меру: «Монах Илья живет житье совершенно пьянственное и монастырские избытки, где можно, похищает воровски, а и постригся-де он в иночество от беды, которая прилучилась ему от воровства». И про других монахов: «житье живет совершенно пьянственное, мало и с кабака сходит», «а человек он упивчивый, хмельного питья держится не вмале».

Приток русских на Крайний Север особенно усилился во второй половине XVI в., во время царствования на Руси Ивана IV. По свидетельству голландца Салингена, народ «по причине тирании, господствовавшей в то время в России, бежал и селился в Лапландии». Многие попадали на Север не по доброй воле. Кола была местом ссылки уже в 1550 г.

По мере того как увеличивалось число русских, расширялись торговля Севера с иностранцами. Ещё в 1553 г. морской торговый путь из Европы к двинским берегам открыли «англичана, пришедшие по морю на корабле к Никольскому или Карельскому Двинскому устью и монастырю, при котором иностранные торги тридцать лет продолжались».

Уже в XVI столетии для торговли с иностранцами имелись пристани и таможни в Коле, Варзуге, Кевроле, Мезени и Пустозерске. В 1584 г. по повелению Ивана IV, незадолго до его смерти, был основан город Архангельск, первоначально называвшийся Новохолмогорским городком. Здесь на месте, носившем название Пурнаволок, где уже XV в. стоял Михайлов Архангельский монастырь, а в настоящее время находится городской театр, были выстроены деревянная крепость и два гостиных двора. Так как русских переселенцев в этой местности было мало, то, чтобы заполнить вновь выстроенный город, в него были переселены многие жители со всей округи.

С основанием Архангельска Москва, по политическим соображениям, закрыла мурманские «пристанища», то есть порты, и сосредоточила иноземный торг в устье Северной Двины. В Коле дозволялось торговать только «трескою, палтусом и салом трескиным и китовым», другого же «торгу быть не пригоже, то место убогое». С тех пор Мурман оставался в загоне, пока не грянула Первая мировая война. Она потребовала строительства железной дороги. В советское время мощное индустриальное строительство оживило заглохший край, в котором теперь находится один из важнейших портов Советского Союза — Мурманск.

Таким образом, Беломорье и берега Кольского полуострова были полностью освоены русскими уже во второй половине XVI в. В летописных записях первой половины XI в. встречаются первые упоминания о проникновении предприимчивых новгородцев за Уральские горы. В 1032 г. новгородцы под начальством Улеба ходили к Железным Воротам (видимо, какой-то из проходов через Урал). В 1079 г. на Северном Урале погиб новгородский князь Глеб Святославович. Позднее имеются указания, что новгородцы за данью «ходиша люди стари за Югру и Самоедь».

В летописи Нестора под 1096 годом также сообщается, что новгородцы ходили за данью в Печору и Югру: «Югра же людие есть язык нем и седят (соседят), с Самоядью на полуночных страна».

Новгородские дружины отправлялись в Югорскую землю в 1167 и 1187 г. К этому времени Печора и Югра (область нижней Оби) составляли государственные «волости», где новгородцы собирали дань с туземного населения (остяков и ненцев). Новгородский путь на Югру шёл по Сухоне до Устюга, далее на Печору и через Камень (Урал) на Обь.

В Югорскую землю шли как промышленники за «драгоценной рухлядью», так и военные отряды для сбора дани или просто для разбоя. Эти грабительские набеги новгородских «детей боярских и удалых людей» нередко встречали упорное сопротивление со стороны Югры, причём кровопролитные столкновения не всегда оканчивались в пользу новгородцев.

В 1193 г. большой поход новгородцев под предводительством воеводы Ядрея (Андрея) вызвал возмущение Югры. Свыше ста новгородцев было убито, а оставшиеся в живых восемьдесят человек восемь месяцев шли с боями до родного города, изрядно отощав в пути от холода, голода и лишений. В 1357 г. вместе со своей дружиной погиб в Югорской земле Самсон Колыванов. В отместку за эту неудачу Новгородская республика в 1364 г. направила на Урал большой отряд под командованием двух воевод — Александра Абакуновича и Степана Ляпы. Летописи сообщают, что побывавшие на Югре боярские дети и другая молодёжь страху нагнали на всю землю, а часть отряда «воеваша по Оби реке до моря».

Последний поход новгородцы на Югорскую землю был в 1446 г. под началом воевод Василия Шенкурского и Михайла Яковлева. Для своего времени это было грандиозное военное предприятие. В походе участвовала целая рать в три тысячи человек.

Во второй половине XIV в. наряду с новгородцами все более активно стали проникать в Югорскую землю «охочие люди», посылаемые великим князем Московским.

Новгородские переселенцы, привыкшие к вольной жизни, чинили всяческий отпор Москве, собиравшей русские земли в единое государство. Москва жестоко подводила под свое управление новгородские города и посёлки, существовавшие на Севере. Основанный новгородцами Устюг был разгромлен в 1393, 1398, 1417 и 1425 гг. После падения Новгорода в 1478 г. путь на Югру оказался полностью в руках Москвы.

После разгрома татарского войска на реке Угре (1480) Иван III в 1483 г. снарядил большой отряд устюжан, вологжан, вычагжан, сысолечей и пермяков для похода на Югру под командованием московских воевод Федора Курбского Черного и Ивана Салтыка Травина. Русская рать спустилась вниз по течению Тавды до Иртыша, миновала места, где ныне расположена Тюмень, и прошла вниз по течению Иртыша до впадения его в Обь. На Оби, в Югорской земле, московское войско собрало большую дань и взяло в плен нескольких югорских князей, в том числе и главного князя Югорской земли. Большая экспедиция за Урал была снаряжена осенью 1499 г. под командованием князей Семена Курбского и Петра Ушастого. По сибирской тундре войска двигались на собаках и лыжах, а воеводы на оленях. За время экспедиции было захвачено сорок городов и взято в плен пятьдесят восемь князьков. Югра признала власть Московского великого князя.

Вся пушнина, добывавшаяся на северо-востоке, целиком шла в Поморье, где в XVI в. шла бойкая торговля с иностранцами, и был устроен ряд торговых гаваней. По всем путям, ведшим в Югру, возникли русские промысловые поселения. Еще в XV в. возникла Ижемская слобода, у впадения реки Ижмы в Цыльму, несколько позже была основана Усть-Цылемская слободка, а в конце XVI в. был устроен Пустозерский острог — «град зарубили» в устье Печоры, в «месте тундряном, студеном и безлесном».

Материал подготовила Татьяна Жарикова, Заслуженный работник культуры РФ

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Система Orphus

Важное

Рекомендованное редакцией