Среда 24.07.2024

Актуальные новости


Новости

Татьяна Жарикова

17 Сен, 14:24

Анонсы

Сталин и его дети

23. 07. 2021 548

photo_2021н3й47

За что Сталин извинялся перед учителем своего сына Василия?

Вконце марта 2021 г. исполнилось 100 лет со дня рождения младшего сына Сталина, Василия Иосифовича. За последние годы о младшем сыне Василия Сталина было написано множество разных статей и показано несколько документальных фильмов. Сын вождя народов — одна из самых известных фигур многочисленной литературы о Сталине. Однако, личность Василия продолжает до сих про, вызывать огромный интерес. Младший сын И. Сталина, Василий Сталин — советский военный лётчик, генерал-лейтенант авиации (1947). Командующий ВВС Московского военного округа (1948–1952). На фронте ВОВ, хорошо воевал. Награжден: орденом Красного Знамени в 1942 г., орденом Александра Невского в 1943 г., орденом Красного Знамени в 1944 г., орденом Суворова 2 степени в 1945 г., медалью «За оборону Сталинграда» в 1942 г.

 

Судьба его трагична и является образцом человеческого взлёта и падения. У Василия Сталина существовали колоссальные возможности воплотить в жизнь любые невероятные свои замыслы. Но слабость характера, ощущаемая им мания величия, постоянно преследуемая тень отца не позволили ему выйти из порочной общей атмосферы трепета и подобострастия, льстивого угодничества и раболепия окружающих его людей. Василию Сталину суждено было прожить недолгую жизнь, всего 40 лет. Жизнь его была непростой, яркой неоднозначной и трагической. Умер он в Казани, всеми забыт и заброшен. Существуют факты его жизни, которые позволяют судить о нём негативно, но вместе с тем существуют и другие факты, где Василий Сталин был прекрасным лётчиком, блестящим генералом-организатором и однозначно патриотом своей Родины.

 

К сожалению, сам он это осознал очень поздно, когда находился во Владимирском централе, где отсидел 6 лет из 8 и откуда писал приёмной дочери: «… Запомни на всю жизнь: когда человек на коне — у него тысяча «друзей», а когда человек под конем — у него только истинные друзья. Так было, так есть и так будет всегда». Мало кто знает, что отношения между отцом и сыном складывались далеко не безоблачно с самого детства. Он был энергичным, неусидчивым, плохо учился, его увлекал только спорт, в 12 лет он умел уже водить машину. «С малых лет, оставшись без матери и не имея возможности воспитываться под постоянным наблюдением отца, я по сути дела рос и воспитывался в кругу мужчин (охраны), не отличавшихся нравственностью и воздержанностью. Это наложило отпечаток на всю последующую мою жизнь и характер. Рано стал курить и пить» — Василий Сталин.

 

Жил и рос Василий под наблюдением начальника личной охраны И. Сталина Николая Сидоровича Власика. Начальнику своей личной охраны Николаю Сидоровичу Власику он отдал распоряжение ежедневно докладывать о поведении детей. Власик в свою очередь поручил надзор коменданту зубаловской дачи Сергею Ефремову, где жили дети вдали от отца. Воспитание Василия шло по принципу пословицы «У семи нянек дитя без глазу». В школе требовательный учитель истории В. В. Мартышин категорически отказался завышать оценку Василию, потому как ученик на протяжении четверти, демонстративно предметом истории пренебрегал. Учитель Мартышин был недоволен успеваемостью и поведением Васи Сталина, о чем и написал его отцу, И. В. Сталину.

 

Такая принципиальная позиция преподавателя не понравилась директору, в школе произошёл конфликт, и учитель Мартышин был уволен. Преподаватель истории был вынужден написать письмо И. В. Сталину, которое, к сожалению, не сохранилось, но сохранился ответ Иосифа Сталина на письмо учителя Василия, которое проливает свет на всю историю и характеризует Сталина, как отца. Эта история в отличие от многих мифов и легенд, связанных со Сталиным подлинная. Подтверждением тому является оригинал письма, хранящийся в Архиве Президента Российской Федерации — бывшем Архиве Политбюро ЦК КПСС в виде машинописной копии (Письмо И. В. Сталина учителю Василия В. В. Мартышину от 15 июня 1938 г. Ф. 45. Оп. 1. Д. 1552. Л. 9. Машинописная копия).

 

И. В. Сталин ознакомился с письмом учителя своего сына и дал такой ответ.

И. В. Сталин В. В. Мартышину, учителю Василия.

 

8 июня 1938 г.

Преподавателю т. Мартышину.

Ваше письмо (письмо не обнаружено — В.К.) о художествах Василия Сталина получил. Спасибо за письмо.

Отвечаю с большим опозданием ввиду перегруженности работой. Прошу извинения.

Василий — избалованный юноша средних способностей, дикарёнок (тип скифа!), не всегда правдив, любит шантажировать слабеньких «руководителей», нередко нахал, со слабой, или — вернее — неорганизованной волей.

Его избаловали всякие «кумы» и «кумушки», то и дело подчеркивающие, что он «сын Сталина».

Я рад, что в Вашем лице нашелся хоть один уважающий себя преподаватель, который поступает с Василием, как со всеми, и требует от нахала подчинения общему режиму в школе. Василия портят директора, вроде упомянутого Вами, люди-тряпки, которым не место в школе, и если наглец-Василий не успел еще погубить себя, то это потому, что существуют в нашей стране кое-какие преподаватели, которые не дают спуску капризному барчуку.

Мой совет: требовать построже от Василия, и не бояться фальшивых, шантажистских угроз капризника на счет «самоубийства». Будете иметь в этом мою поддержку.

К сожалению, сам я не имею возможности возиться с Василием. Но обещаю время от времени брать его за шиворот.

Привет!

И. Сталин

8.VI.38 г.»

 

Верните эту дуру Кармену. И. Сталин

Шла Великая Отечественная война. Конец 1942 года. Решалась не только судьба нашего государства и судьба советских людей, но и судьба всего человечества. Идет битва за Сталинград. «Это было счастливое время. Женщины были легкомысленны, а мужчины предавались любимому занятию — войне…» — так говорилось во французском фильме. И у нас некоторые в эти дни предавались веселым развлечениям. На даче в Зубалово у Василия Сталина отмечали годовщину Октября поэт Константин Симонов с актрисой Валентиной Серовой, писатель Борис Вой­техов с актрисой Людмилой Целиковской, кинорежиссёр Роман Кармен с красавицей Ниной Орловой, Алексей Каплер и др. Именно здесь известный сценарист Алексей Каплер начал роман с дочерью Сталина Светланой. Но эта история не о них. Об этом я расскажу в другой раз. На даче гремит радиола, идет веселье, как будто и нет войны.

 

Василий Сталин не отходит от своей одноклассницы красавицы Нины Орловой жены кинорежиссера Романа Кармена, который в то время был знаменит на всю страну. Получил известность за съёмки и репортажи из охваченной гражданской войной Испании. Сейчас он начальник киногрупп ряда фронтов Красной армии. Никто, надо полагать, не обратил внимания на Василия с Ниной. Танцуют и танцуют. И только опытный глаз Кармена не мог не заметить, как Василий Сталин и Нина потянулись друг к другу.

 

Василий и Нина после этого вечера стали встречаться в квартире лётчика-испытателя Павла Федрови. По словам Светланы Аллилуевой, Нина Орлова даже стала представляться при знакомстве Ниной Сталиной. Роман Кармен выследил их и как рассказывает генерал Захаров, с которым Кармен был хорошо знаком по испанским событиям, однажды возбуждённый Кармен прибежал к нему и сказал, что он сейчас пойдёт и расстреляет Василия Сталина и пояснил, что после злосчастного вечера, ему стало известно, что свидания Василия и его жены Нины продолжаются на квартире лётчика-испытателя Павла Федрови. Кармен выхватил маузер и воскликнул: «Застрелю Васю!». Захаров еле успокоил обманутого мужа.

 

На этом Кармен не успокоился, написал письмо Сталину, пожаловался на его сына. Письмо он передал Сталину через видного партийного деятеля Ярославского. Сталин прочитал письмо Кармена, быстро начертал свою резолюцию прямо на нем, вызвал начальника охраны Николая Власика и передал ему письмо. Власик отправился искать Василия. Нашел его на квартире у Федрови и подал письмо со словами: «Василий Иосифович, вы арестованы!». Василий Сталин прочитал на письме резолюцию отца: «Верните эту дуру Кармену. Полковника В. Сталина арестовать на 15 суток. И. Сталин».

 

Василий Сталин добросовестно отсидел 15 суток на гауптвахте в Алешинских казармах, а когда вышел, то его ждало еще одно наказание. Для Иосифа Сталина не существовало неприкосновенных людей в его окружении. Приказом И. Сталина полковник Василий Сталин был снят с должности начальника Инспекции ВВС и направлен на фронт в авиаполк, который только что потерял своего командира Ивана Клещева. Нину Орлову, по признанию многих, красивую, но не умную женщину, вернули супругу. Через несколько лет Роман Кармен поменяет ее на молодую жену Майю Овчинникову, которую у него уведет потом писатель Василий Аксенов.

 

photo_2021-45й26нъ

Сват Сталина

В книге «Двадцать писем к другу» Светлана Аллилуева пишет: «В конце 1948 года поднялась новая волна арестов. Попали в тюрьму мои тетки — вдова Павлуши, вдова Реденса. Попали в тюрьму и все их знакомые. Арестовали отца моего первого мужа — старика И. Г. Морозова. Потом пошла кампания против «космополитов», и арестовали еще массу народа. Арестовали и Полину Семеновну Жемчужину — не убоявшись нанести такой страшный удар Молотову. Арестовали А. Лозовского. Убили Михоэлса. Они все обвинялись в том, что входили в «сионистский центр»…». Из всей этой компании расскажу о «старике», как назвала Иосифа Григорьевича Морозова отца своего первого мужа Светлана Аллилуева, по вновь открытым документам, за что её свёкра привлекли к ответственности. Следует отметить, что некоторые историки пишут, что отца Григория, мужа Светланы арестовали по ложно сфабрикованному обвинению.

 

Начнём с того, как породнились две фамилии: Сталины и Морозовы (Мороз). Светлана Аллилуева, расставшись с Каплером, утешилась довольно быстро. Она не очень сильно переживала разлуку с Каплером и не пыталась узнать, где он находится. Осенью 1943 г. Светлана поступила в Московский университет на филологический факультет. Постоянный телохранитель был для неё отменён, начался новый период её жизни. «… Весной 1944 года,— пишет Светлана в своих мемуарах,— я вышла замуж. Мой первый муж, студент, как и я, был знаком мне давно — мы учились в одной и той же школе».

 

Весной 1944 года Светлане исполнилось 18 лет, она собралась замуж за одноклассника и товарища её брата Василия Сталина, студента недавно созданного и очень престижного Института международных отношений Григория Иосифовича Морозова. В будущем он станет известным правоведом, доктором юридических наук, заслуженным деятелем науки России — (1921–2001). Григорий бывал в их доме, и вполне естественно выглядит её увлечение красивым, способным и интеллигентным молодым человеком. Но только не для Сталина.

 

Сам Сталин был уверен в том, что появление Григория Морозова в качестве зятя и вхождение в семью это результат не только романтического увлечения дочери Светланы. Позже, когда Светлана выйдет замуж за Андрея Жданова, он скажет ей: «Сионисты подбросили тебе твоего первого муженька». «Папа, да ведь молодежи это безразлично,— какой там сионизм?» — пыталась возразить Светлана. «Нет! Ты не понимаешь! — сказал он резко,— сионизмом заражено все старшее поколение, а они и молодежь учат… «Спорить было бесполезно». «У тебя тоже бывают антисоветские высказывания» — сказал он мне совершенно серьезно и зло…»

 

Григорий дружил с сыном Сталина Василием. Они были одноклассниками, даже сидели за одной партой. Григорий рассказывал: «Впервые в Зубалово я попал благодаря Василию. Он пригласил меня провести там несколько дней во время каникул. Было это весной 1932 года. Потом пути наши разошлись. В конце 1943 года в Большом театре мы случайно встретились. Обнялись. После спектакля поехали к нему ужинать. С этого момента наши приятельские отношения возобновились. И еще более упрочились, когда я женился на Светлане». Светлана Аллилуева вспоминает в книге, как она под жужжанье пчёл, объявила отцу, что выходит замуж за Григория Морозова. Она ездила к отцу специально для разговора об этом шаге. С ним вообще стало ей трудно говорить. Он был ею недоволен, разочарован.

 

Был май, всё цвело у него на даче — кипела черёмуха, было тихо, пчёлы жужжали… «Значит, замуж хочешь? — сказал Сталин. Потом долго молчал, смотрел на деревья… «Да, весна…»,— сказал он вдруг. И добавил: «Черт с тобой, делай что хочешь… Только чтобы дома у меня я его не видел! Слишком он расчетлив, твой молодой человек. На фронте ведь страшно, там стреляют, а он, видишь, в тылу окопался». Сталин за четыре года брака своей дочери ни разу не встретился со своим зятем Григорием Морозовым. От этого брака у Сталина появился внук, которого он увидел только через несколько лет, когда брак Григория и Светланы распался. Много лет спустя Светлана призналась: никаких чувств к своему первому мужу она не испытывала. Ей просто хотелось сбежать из-под тотального контроля отца.

 

Жорес Медведев в своей книге «Сталин и еврейская проблема» пишет, что Григорий Морозов каким-то образом сумел избежать службы в армии во время войны, что было загадкой даже для Сталина и высказывает предположение, что, может, он был тайным сотрудником госбезопасности. Григорий Морозов рассказывает в своих воспоминаниях, что с первых дней войны попал на фронт, был тяжело ранен и после скитаний по госпиталям списан вчистую. Но подтверждение сказанному не существует.

 

Владимир Аллилуев (Реденс) вспоминает в своей книге «Хроника одной семьи»: «Возьмём И. Г. Морозова Светланиного свекра по первому мужу. Судя по материалам дела, он был весьма деятельным человеком, как и два других сына Гирши Вульфовича Мороза. Еще в 1923 году он был арестован по делу о взятке (дело N 4429) и осужден в 1924 году на десять лет тюрьмы со строгой изоляцией, однако через год был освобожден. Владел магазином аптекарских товаров на Б. Грузинской, затем работал представителем мучной фирмы своего родного дяди «Гинзбург и братья Валяевы».

 

Его родной брат Моисей в 1931 и 1934 годах привлекался к суду за валютные махинации, а другой брат, Савелий, в 20-х годах эмигрировал во Францию и жил в Париже. Вскоре после того, как сын Иосифа Григорьевича Морозова, Гриша, женился на Светлане (1944 год), Морозов-старший оказался в «Барвихе», где лежал мой смертельно больной дед (Аллилуев Сергей).

 

Шел март 1945 года. Морозов И. Г. развил бурную деятельность, чтобы получить приличное должностное кресло. У него была хорошо налаженная система информации, и он выяснил, что в одном из институтов в подчинении Ивана Федоровича Тевосяна, министра чёрной металлургии СССР, есть вакантная должность заместителя директора. Чтобы получить эту должность, он обратился к моей матери (Анна Сергеевна Реденс (Аллилуева), навещавшей деда в «Барвихе». Отказать настойчивому родственнику ей не удалось, и она обратилась с этой просьбой к Ивану Федоровичу. Но Тевосян, исповедовавший на серьёзе партийные принципы, в «блатной протекции» решительно отказал. Иосифа Григорьевича этот отказ не смутил, и он обратился с той же целью к академику Лине Штерн, и она взяла его заместителем по хозяйственным делам в свой институт физиологии. Интересная деталь — брат Лины Штерн, Бруно Штерн, в те годы был крупным бизнесменом, жившим за границей.

 

Наблюдавший всю эту картину бурной деятельности Морозова-старшего мой дед, человек умный и чуткий, одним из первых понял, что новые родственники Светланы ни её, ни других до добра не доведут. Рано или поздно все эти корыстные штучки обернутся скандалом, Сталин такого не терпит. Вокруг Светланы, да и Василия, как я уже писал, все время суетились какие-то люди, связанные с Морозовыми, всем им чего-то от них надо было заполучить. Поэтому дед незадолго до своей смерти предупредил мою мать: «Держись подальше от Василия и Светланы». Мою мать эта фраза тогда потрясла».

 

После женитьбы своего сына на дочери Сталина Иосиф Мороз стал везде представляться старым большевиком и профессором. Родство со Сталиным и репутация «старого большевика» позволили Иосифу Морозу войти в круг влиятельной советской элиты. Иосиф Мороз-Морозов стал встречаться с женой Молотова Полиной Жемчужиной, с Р. С. Землячкой (Розалия Залкинд) и с другими старыми большевиками, объединенными в Москве в «Общество старых большевиков», имевшее клуб и прикрепленное к «элитным» распределителям продовольственных и промышленных товаров. В этот период в СССР существовали карточная система торговли для общего населения и много «закрытых» магазинов для ответственных работников. Иосиф Мороз подружился также с академиком Линой Семеновной Штерн, которая тогда возглавляла Институт физиологии Академии наук СССР. Штерн находилась в связи с еврейскими националистами, целью которых было создание еврейской советской социалистической республики на территории Крыма. В планы Сталина притязания евреев на Крым не входили. Штерн назначила Иосифа Мороза своим заместителем по административно-хозяйственной работе института.

 

В разговорах Иосиф Морозов небрежно упоминал о своих мнимых встречах со Сталиным, который якобы регулярно приглашал его на приемы в Кремль. Иосиф Морозов теперь отдыхал в правительственном санатории «Барвиха», где он мог расширять круг своих связей. Сталина регулярно информировали о новом родственнике. Самовольное присвоение разных званий («профессор», «старый большевик» и др.) с целью получения каких-либо выгод и льгот считалось по советским законам «жульничеством» и подлежало наказанию по суду, сравнительно мягкому — от штрафа до двух лет лишения свободы. Но МГБ могло в этом случае подозревать и другие намерения, кроме личных выгод. В феврале 1948 г. он был арестован.

 

Приговор, вынесенный Особым совещанием при МГБ, был достаточно суровым: пятнадцать лет тюремного одиночного заключения. Для отбытия наказания Мороз-Морозов был отправлен в тюрьму № 2 во Владимирской области с режимом для особо опасных политических заключенных. Бывшего свата Сталина освободили в апреле 1953 г. по распоряжению Берии, после смерти Сталина. Григорий Морозов не пострадал из-за своего отца. В 1949 г. он окончил МГИМО и получил работу в Министерстве иностранных дел.

 

 

Заслуженный работник культуры РФ Татьяна Жарикова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Система Orphus

Важное

Рекомендованное редакцией