Воскресенье 14.04.2024

Актуальные новости


Новости

Виктор Власов

17 Сен, 14:24

Анонсы

Не можем тебя раскусить

27. 06. 2023 1 116

Посвящается одному удивительному человеку, который неожиданно позвал нас к себе!

Читаю про себя комментарий в социальной сети в одном из многочисленных омских и крупных пабликов, что я, учитель, писатель, любитель аниме, давненько там не выходил со своими рассказами и так – с фотографиями проблемных мест родного посёлка Старая Московка. Этот пользователь (не фейковый и порядочный) пишет, что не может меня раскусить – привожу дословно, не закавычиваю. Он признаётся в сети, что читает мои посты регулярно (подписан на меня) и до сих пор не может понять, откуда во мне столько терпения и доброты. В Омске нет блогера, который бы так лестно отзывался о людях. И вскоре этот пользователь пишет мне личное сообщение, ждёт от меня конструктивного ответа, почему я такой добрый, ведь вокруг – творится такой бардак, что ни в сказке сказать, ни пером описать, как говорится.

Незнакомому человеку нужно сказать правду, как поучает меня один старый писатель (Николай Березовский), мол, обмануть мы всегда успеем близких, которые нас знают, как облупленных.

– Надо много энергии, чтобы ненавидеть другого человека, а похвалить – намного легче, чем держать в себе гнев, – отвечаю я на сообщение. – Да и не настолько я злой, чтобы видеть другого человека в тёмных тонах. Да, писатель, прежде всего, честен с собой и с другими, однако ярость лучше направлять в более полезное русло, так говорят мне родные и они правы, я чувствую!

– Удивительно! – только и отписывает пользователь. – Я думал, что вы меня пошлёте далеко и надолго, я от вас отпишусь!

По-моему, чем ты проще и непринужденней себя ведёшь – хоть в обществе, хоть в интернете, тем окружающие сильнее стараются найти некий подвох, будто источник твоей гордости, мощи и опыта. Зайдя ко мне на страницу в социальной сети, любой пользователь, который испытывает дефицит общения в реальной жизни, сразу сбивается с толку. Ему жутко интересно, почему я хвалю людей, которых почти не знаю. Почему я хвалю нового губернатора Омской области Виталия Хоценко, например, почему хвалю ведущего Владимира Соловьёва, писателя Захара Прилепина и т.д. Ладно, детей и учителей я хвалю потому, что работаю с ними, нельзя плевать в колодец, из которого ты пьёшь. Почему моя страница «Вконтакте» пронизана некой доброй субстанцией – в каждом буквально человеке я нахожу что-то доброе и полезное, как для него самого, так и для общества.

Нынешнее общество не привыкло слышать о себе добрые слова. Вот когда ругают – здесь всё понятно. А когда хвалят – тут какой-то подвох, причём его нужно искать сразу, бросая на эти поиски многие силы.

– Витя, нафига ты хвалишь тренеров «Фитнес Арены», ты написал множество материалов об одних и тех же людях? – интересуется один пытливый посетитель спортивного зала, начитанный человек, инженер. – Я не могу тебя раскусить, и сами тренера тоже не могут понять, я спрашивал у них. Денег тебе никто не платит, а зачем постоянно нахваливать?

Я пожимаю плечами, улыбаясь. Я устаю объяснять людям очевидную для меня вещь. Здорово, что этого человека привлекает похвала, а не какие-нибудь вредные для психики дрязги. Он подходит ко мне спросить то, что ему, грамотному и любознательному, непонятно.

– Неужели ты хочешь, чтобы я, школьный сэнсэй и писатель, говорил про людей гадости, как делают некоторые наши омские и скандальные журналисты? – спрашиваю я. – Я не Дмитрий Быков и не Михаил Веллер, чтобы идти против власти и публиковать про неё фельетоны. Я хочу жить тут, на Родине, а не бежать за границу, чтобы и оттуда продолжать изрыгать грязь!

– Нет, я просто спросил, а ты – не отвечаешь, а переспрашиваешь, как еврей! Соловьёв и Прилепин ведь переобулись, когда настало время!?

– Я пока что не переобулся, бро! Давай так: когда переобуюсь, тогда ты скажешь, что Витя Власов, школьный сэнсэй, писатель и любитель аниме, гад и паразит – переобулся в угоду власти!

И школьники испытывают ко мне иной раз противоречивые чувства: вот я их ругаю, ставя плохие оценки, а вот – хвалю, как товарищ, рассказывая, какое аниме или топовый сериал посмотрел накануне. Причём вопросы задают разные по интеллекту люди, говорят, что ни они, ни их родители не могут меня понять, как учителя и как писателя, как честного любителя аниме.

– Здесь вы, Виктор Витальевич, косите под битников и бродяг: Джека Керуака и Генри Миллера, а здесь – под выпивоху Чарльза Буковски. Но тут же восторгаетесь олимпийским чемпионом по тяжёлой атлетике Юрием Петровичем Власовым – и вот, пожалуйста, ваш пост, сколько вы отжимаетесь от пола и поднимаете штангу! – выпаливает на одном дыхании знакомый родитель, который забирает будущего второклассника из пришкольного лагеря.

Вопросов хватает и по работе – во время учебного процесса, но люди и стараются понять, что я за увлечённый человек. Я рад им ответить, а точнее меня радуют подобные вопросы, потому что можно быть невероятно честным.

  Лежу с цыпочкой на велюровом диване – с ней я познакомился в баре, она вдруг спрашивает:

– Я не пойму: что ты за человек такой – эфемерный?! Тебя любят дети из началки, ты занимаешься спортом, печатаешь заметки и рассказы «Вконтакте», о тебе говорят омские писатели и журналисты, ты знаком с каким-то мифическим мастером ниндзя Борисом Штуровым, который разъезжает по Донбассу, как Захар Прилепин, сидишь тут, на базе анимешника, смотришь сериалы и аниме, а потом делаешь отзывы на своём «Ютюб-канале» – ты такой разный, Витя, мой сэнсэй!

– Ищешь повод, чтобы со мной расстаться? – выясняю я, глядя по-прежнему в матовый натяжной потолок, мечтая о том, чтобы в один прекрасный день оказаться на Окинаве.

– Нет, – испуганно отвечает она.

– Тогда подчиняйся! – я встаю и возвышаюсь над ней, словно господин из кинофильма «50 оттенков серого».

Действительно, мне мало дела до того, что думают обо мне окружающие и кто хочет меня раскусить-понять. Читая мои посты в социальной сети и на порталах, школьники думают, что я – секретный агент, как Дэвид Снейк из видеоигры «Metal Gear» и не меньше, коллеги-учителя и коллеги по спортивному цеху – тоже считают, что я веду тайную жизнь во втором обличье, словно герои Чака Паланика в романе «Бойцовский клуб». Мой друг и мастер ниндзюцу Борис Штуров – вечно приглашает меня на «турне» по стране, где предлагает стать моим личным фотографом, как Роберт Капа у писателя Джона Стейнбека. Только отец зовёт меня в гараж, чтобы угостить добротным баварским пивом из пятилитрового жестяного бочонка да пряным шашлыком из курицы. Он знает меня без творческой маски, как есть, когда мы ходим по железнодорожному путепроводу, тренируя кардио вместе с известным инструктором по фитнесу – Витьком Базаровым.

– Ну как ты, друган? – спрашивает у меня товарищ, поднимаясь по лестнице. – Я читаю тебя на портале газеты «Литературная Россия» – классная у них, слушай, команда: Огрызко, Коротков, Богачков. Такая же здоровская команда на портале «Наша молодёжь»: Алёшкин, Жарикова и Горбунов. Я сам однажды попробовал написать рассказ – не получилось. А думал, что у меня выйдет роман – как у настоящего писателя, о которых ты рассказываешь в СМИ!

Иногда мне хочется выйти из дома надолго и вернуться лишь тогда, когда в моей голове будет дописан самый настоящий роман о современной жизни и окружающих меня людях. Набираясь эмоций на работе, на улице или в спортивном зале, я скорей выношу их в интернет – в виде большого или маленького текста. Я потрясающе себя чувствую, когда меня комментируют, значит, я наблюдаю свою аудиторию и ценю её. Но когда на публикации мало просмотров и почти нет комментариев, кроме тех, что я ставлю себе с какого-нибудь фейкового аккаунта, я словно пропадаю, начиная судорожно искать тему для реализации. И получается неважно: я выдавливаю из себя последнюю жизнь!

Я выхожу на улицу и выпиваю бутылку лимонада – под пристальным надзором из хоккейной коробки, на меня смотрит знакомая молодёжь и машет рукой. Они, конечно, меня читают, им необходимо моё внимание. Но я ухожу прочь – туда, где пролегает железнодорожная линия и где тянутся бетонные стены полуразрушенных и забытых предприятий – это много дальше моей Старой Московки и посёлка Восточного. Я говорю себе, мол, баста – ничего писать не надо. Я вернусь не скоро, как битник. Уйду с товарищами туда, где наберусь вдохновения для мощнейшего романа современности. Но я возвращаюсь очень скоро и пишу небольшую заметку в социальной сети. Да, читаемую многими и комментируемую необычными аватарками. Но это не роман и даже не повесть, это капелька души, которая испаряется, превращаясь в короткую память. Публикации в социальной сети не архивируются – вот их главный минус.

Да, я выпускаю отличные заметки, с которыми разве что спорят профессиональные журналисты: такие как Наталья Яковлева или Евгения Лифантьева, однако это не мой роман «Последний рассвет» и не повесть «Ориентир» об американских бродягах – по мотивам поездки в Нью-Йорк, где я работал в «Continental Pools Inc.» чистильщиком бассейнов под открытым небом.

Я брожу с отцом, и мы доходим до места в глубине соседнего посёлка, куда ни разу не добирались вместе. Это огромная местами подтопленная территория депо, когда-то принадлежащего железной дороги, а теперь из некоторых строений армяне-толстосумы сделали жилой двухэтажный дом и СТО – по ремонту легковых и грузовых автомобилей. Тут на территории свалки железа и строительного мусора, густые заросли кустарника и камыша, но жить можно, землю эти ушлые кланы, скорее всего, приватизировали.

– Летом здесь бывает палаточный лагерь, возле вон того ремонтного цеха, а зимой – пусто, только цех работает, – папа вспоминает, как подвозил сюда нескольких клиентов, пожелавших отремонтировать автомобиль недорого.

– Идите сюда, э-э, братишки! – нам машет пухлой рукой один здоровенный армянин, он стоит около газели, откуда медленно и тяжёло вылезает его крупная жена и такой же габаритный ребёнок (девочка) лет 10-11.

– Вы случайно не Виталий и Виктор Власовы? – неожиданно спрашивает он, приглядываясь к нам.

– Да, мы! – я радостно называюсь. Признаться, здорово, когда тебя узнают на улице.

Вот мы с папой около его семьи и грязноватой машины. Георгий (армянин, глава семьи) смеётся, подёргиваясь пузатым телом.

– Я не могу вас раскусить, Виктор, – он сначала нас оглядывает сверху вниз (он выше нас примерно на полторы головы), а затем протягивает ко мне свою огромную и загорелую, волосатую руку-лапищу и, хватая мою ручонку, трясёт, как ошалелый. Потом трясёт руку моего отца, но слабее – у моего папы тоже хват сильный, ладонь широкая и мясистая. Мы польщены знакомством, казалось бы, в таком забытом Богом месте, где вокруг разруха.

– Пойдёмте в дом, я вас угощу настоящим пловом! – зовёт хозяин.

Мы на втором этаже двухэтажного дома, сделанного из самого большого основного здания депо. Места там – премного. Квадратов сто – это один только зал, куда два мужчины и одна молодая девушка внесли казан и поварёшку. Серебристые столовые приборы, корзинка с лепёшками, пузырьки со специями – на круглом деревянном столе, накрытом белой скатертью и местами подпаленной клеёнкой. Мы с папой сидим рядом с хозяином за столом и лакомимся вкуснейшим бешбармаком, тут же его жена, сын, двое братьев и сестра, их нарядные дети – Георгий нас познакомил перед тем, как принять трапезу.

– Не все в сборе, – отмахивается хозяин. – Расскажите, что вы за люди, я вас лично не могу понять. Сижу в социальной сети и братишка из автомойки на Старой Московке присылает твои, Виктор, истории, как вы с другом и вашим папой бродите по посёлку, заходя туда и сюда!

– Да, Витя Базаров часто берёт меня с собой, и мы заезжаем к знакомому армянину, чтобы помыть машину.

– Я – как не здесь, частенько, ухожу и не возвращаюсь порой, даже когда нахожусь дома, — пожимаю я плечами. – В голове у меня постоянно что-то пишется. Я веду урок или тренируюсь в спортзале, а сам пропадаю неясно где – в каком-то эфемере. Наверное, поэтому со мной развелись, как с тем же писателем Генри Миллером или Эрнестом Хемингуэем.

– Вот это мой братишка! – хохочет Георгий, придерживаясь за свой живот. – Ты расскажи мне, Виктор, ты… извини, я сразу на «ты», ладно, я считаю вас своими братьями. Как ты, школьный учитель, очень правильный человек и живёшь, будто в другом измерении? Ты рассказывай, мы тебя внимательно послушаем – вы наши почётные гости! – Георгий оглядывает присутствующих, они улыбаются, наверное, деланно, однако мне всё равно приятно. Мой папа перестаёт поглощать эту пёструю вкуснятину с бараниной и специями, он быстро отпивает чай и смотрит то на Георгия, то на остальных, слегка улыбается – ему не доводилось бывать в такой интересной компании, благодаря своему писателю-сыну.

– Да-да, я вижу у тебя упоминания этих писателей, неужели ты решил стать как они, Виктор, любитель аниме и сэнсэй, удивительно? – настойчиво выясняет Георгий, прекращая жевать. И каждый за столом прекращает трапезу и наблюдает за нашим с ним общением.

– Я думаю, это состояние психики, когда ты где-то, но не здесь, как в романе Милана Кундеры «Жизнь не здесь», – объясняю я, заворожённый собственным рассказом. – Мы бродим с папой, набираясь впечатлений, а пишу я. Тут необязательна тренировка кардио или какой-то мышцы в отдельности. Я просто беру и выкладываю свои мысли в литературной форме в социальной сети и на порталах, где печатаюсь.

– А что это у тебя за база анимешника такая? – Георгий заливается смехом. И каждый, кроме моего отца, также смеётся задорно и прекращает смеяться тогда, когда успокаивается хозяин семейства. – Я представляю, что это откупленная территория, где ты сидишь и смотришь японские мультики, сериалы, играешь в видеоигры, и у тебя нет проблем, тебе не за что отвечать – ты ушёл в измерение фантастики!.. – Георгий жестикулирует, действительно рисуя в воздухе какой-то дворец, как в отечественном фантастическом фильме «Кома».

– Да это однокомнатная квартира – 30 квадратов! – отмахивается мой папа. – Скоро рассчитаемся с ипотекой.

Георгий предлагает нам напиток крепче чая, однако мы отказываемся. В будние дни ни я, ни папа не употребляем увеселительной жидкости – только на выходных.    

Мы возвращаемся на машине: нас с отцом доставляют к подъездам. Через день мне пишет Георгий – он добавляется ко мне в друзья «Вконтакте». Обещает всегда нам предоставить кров и пищу, если мы будем поблизости.

Именно после этой встречи мой папа заводит страницу в социальной сети «Вконтакте» и сам начинает вести блог, представляете?! Вот она.

Виктор Власов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Система Orphus

Важное

Рекомендованное редакцией