Воскресенье 21.07.2024

Актуальные новости


Новости

Герои

17 Сен, 14:24

Анонсы

Магомед Алиев: Мы открыты для диалога!

21. 11. 2013 3 199

DSC_0528

Магомед Алиев — человек, чьё имя давно знакомо тем, кто занимается международным сотрудничеством. Ещё со студенческой скамьи он имеет опыт в общественно-политической сфере, будучи председателем СтудПрофБюро математического факультета, а затем и первым заместителем председателя профсоюзной организации студентов и аспирантов Кабардино-Балкарского государственного университета с 2006 по 2009 год. Окончив школу с золотой медалью, а вуз с «красным» дипломом, открыв собственный бизнес, успев сменить множество видов деятельности, он до сих пор не собирается останавливаться на достигнутом.

В настоящее время Магомед является исполнительным директором и членом Правления Международной молодёжной общественной организации «Содружество», вице-президентом Центра социального развития «Созидание», вице-президентом Фонда международного сотрудничества, заместителем исполнительного директора Фонда культурного многообразия народов, членом Совета Клуба «Многонациональная Россия» при Общественной палате Российской Федерации…

Как избавиться от стереотипов в обществе, зачем нужна «толерантность» и о том, как добиться успеха и превратить увлечение в дело своей жизни, читайте в этом интервью.

 

— Магомед, расскажи, где ты родился, какое образование получил?

— Я родился высоко в горах, в одном маленьком горном селении Къара-Суу («чёрная вода» в переводе с балкарского) Кабардино-Балкарской Республики, в семье учителя. На сегодняшний день отец уже как 39 лет работает в школе преподавателем физики. Родители воспитывали меня в традициях моего народа, в строгости, именно поэтому так сложилось, что школу я закончил с золотой медалью, а университет на «отлично». Я недалеко ушел от своего брата и отца физиков. Основное образование у меня математическое — закончил бакалавриат и магистратуру математического факультета Кабардино-Балкарского государственного университета. Параллельно отучился на военном факультете. До сих пор являюсь студентом одного из вузов Карачаево-Черкесского государственного университета, где осваиваю специальность «Государственное и муниципальное управление».

 

— Ещё в университете ты был активистом. Как попал в профбюро своего факультета?

— Наш университет — один из лучших классических университетов России. Когда я учился, он делил 6–8-е места в рейтинге Министерства образования. Общественная жизнь в нем была очень насыщенной, развито было студенческое самоуправление. Студенческий совет Кабардино-Балкарского университета является вторым по возрасту в России после Студенческого союза МГУ. Мы образовались сразу после них, только на год младше. Наш факультет был самым активным: участвовал в фестивалях, конкурсах и масштабных мероприятиях. За шесть лет обучения, с 1–4 курс, команда математического факультета выигрывала «Студенческую весну». Мы были первыми по направлениям, начиная от самого сложного оригинального жанра — спектакля — заканчивая танцевальными, песенными номерами. На 3-м курсе я стал председателем профкома. Наша команда не сдавала лидирующих позиций даже тогда, когда я обучался в магистратуре и меньше времени уделял факультетским мероприятиям.

 

Вместе с моим другом Гурфовым Муратом мы стали активно заниматься общественной деятельностью. Все чаще стали участвовать в различных проектах и мероприятиях. На 4-м курсе День факультета праздновала вся республика. Нам удалось собрать почти тысячу человек на концерт и привлечь звезд республиканского масштаба. Основная наша заслуга перед студенчеством в том, что нам удалось выбить помещение для студенческих организаций. В каждом из подразделений вуза, по решению ректора, было выделено по одному кабинету на студенческий совет и профком — всего 23 кабинета. Вторая заслуга в том, что мы первыми начали проводить встречу «ректор-студенты». То есть без преподавателей, проректоров и деканов. Только ректор и студенты могли собраться, обсудить важные вопросы и проблемы. Например, проблему выплат стипендий, ремонта корпусов и др. На одной из таких встреч была даже трагикомедия. Нам, математикам, ничего особенного не было нужно, кроме мела. Преподаватели начинали лекции с высказываний: «Какой же плохой мел! Им невозможно писать». А нам для усвоения лекций было трудно многое понять без наглядного примера, и классическую доску ничем не заменить. Эта проблема была озвучена во время встречи с ректором и вызвала грандиозный скандал, что ответственные нам угрожали отчислением. Но мы добились своего.

 

DSC_0434

 

 

— Во время обучения в вузе ты уже где-то работал?

— Работал я ещё с первого курса. Постоянно менял деятельность, пробовал новое. Затем мы с братом решили открыть собственный бизнес. У нас была своя студия web-дизайна. Брат этим увлекался ещё со студенческой скамьи. Он больше углублялся в web-дизайн, web-программирование, я же занимался обслуживанием компьютеров, установкой спутникового телевидения, Интернета. Мы были одним из самых крупных дилеров в Нальчике. К окончанию вуза я был уже относительно обеспеченным человеком: ездил на своей машине, жил в своем доме. Наша компания стала хорошей школой для молодых специалистов. Два моих одногруппника стажировались у нас. Получив дополнительное образование, они затем переехали в Москву. И теперь работают в крупных компаниях. Уже тогда я понимал, что математикой заниматься не буду. Но она пригодилась мне в жизни: логическое мышление программиста помогает просчитывать все риски, находить ошибки. Общественной деятельностью занимался ради удовольствия. В это вкладывал свои личные средства: ездил на разные мероприятия за свой счет, проводил проекты.

 

— А как ты узнавал об этих мероприятиях?

— Республика маленькая, и ты всегда в курсе того, что происходит. Также важную роль в этом сыграл мой дядя, у которого я жил три года, будучи студентом. Он тоже занимался небольшим бизнесом, у него было много друзей. Появилась возможность общаться с ними. Меня всегда тянуло к людям, которые умнее и мудрее меня. Поэтому даже в детстве, вместо того, чтобы кататься на самокате по улицам, мне было интереснее поговорить про политику в среде взрослых мужчин.

 

— Когда ты стал всерьез заниматься международной деятельностью?

— В Нальчике я помогал в организации всероссийского фестиваля «Российская студенческая весна». Мы взялись за это с моим лучшим другом Русланом Чочаевым. На нас легла большая ответственность: заниматься расселением участников, организацией вечерних мероприятий, следить за бытом, безопасностью и проживанием тысячи человек. Параллельно в нашей республике проходило множество мероприятий, куда приезжали высокопоставленные гости. Нас всегда просили сопровождать их. Почему именно нас выбирали? Во-первых, мы заработали хороший авторитет, нам доверяли. Во-вторых, за эту работу мы ни с кого никогда не брали денег. В-третьих, обладая навыками по «горному туризму», являясь инструкторами первого класса, с хорошим знанием истории и местности мы могли профессионально сопровождать гостей.

 

Положительные отзывы распространились по регионам. В ноябре 2010 года меня пригласили в Москву в Оргкомитет первой Молодёжной сессии СНГ. Тогда я ещё и подумать не мог, что буду руководителем этого проекта в будущем. Именно тогда я заболел темой международных отношений и стал больше углубляться в неё. А в 2011 году, по рекомендации директора Российской студенческой весны Анастасии Махнаковой и Ответственного секретаря Совета по делам молодежи государств-участников СНГ Марины Филаретовой, я попал на работу в Российский союз молодёжи, в Центр реализации программ под руководством Аркадия Березенца. Он предложил мне возглавить два проекта, за которые взялся РСМ: Международный гуманитарный форум «Молодое поколение — жизнь без границ» и отдельная смена на «Селигере» — «Мы — будущее СНГ!».

 

34aLZxpH8Rk

 

— С какими проблемами сталкивался во время организации мероприятий?

— На форуме «Селигер» в 2010 году произошла непредвиденная ситуация — начался ураган. Наш шатер улетел на 40 метров в сторону, сорвав все канаты, страховочные тросы, пролетев над соснами. Деревья падали на палатки. Картина ужасающая. Мы тогда очень сильно поволновались. Ведь не дай бог, с кем-то что-то случилось бы. После урагана у нас ничего не осталось — ни шатра, ни аппаратуры. Приходилось договариваться с другими сменами. Мероприятие мы провели с трудом.

 

— Как ты попал в клуб «Многонациональная Россия» и что он из себя представляет?

— В Кабардино-Балкарию приехал, как говорят у нас, человек из Москвы — Андрей Худолеев, чтобы провести отбор кандидатов в этот Клуб по Северно-Кавказскому и Южному федеральным округам. На само мероприятие я попал как организатор, так как тогда активно помогал Нальчикскому филиалу Фонда содействия развитию Карачаево-Балкарской молодёжи «Эльбрусоид», так как руководитель Фонда Алий Тоторкулов для меня был и остается очень уважаемым человеком, и я разделяю его старания и цели общественной деятельности. Я был одним из трех модераторов, после чего меня заметили и пригласили в Москву на семинар.

 

На сегодняшний день Клуб, по моему мнению, — один из лучших проектов, который реализуется в России. Он был образован в 2010 году по инициативе Национального совета молодежных и детских объединений России. В нем состоит более тысячи активистов со всей России, включая руководителей крупнейших некоммерческих организаций, занимающихся вопросами межнационального согласия. Клуб выступает как некое координирующее звено. Два раза мы проводили форум «Многонациональная Россия»: в Сочи (2010 год) и в Ульяновске (2011 год). После знакомств на форумах активисты объединились в сеть. Контакты между ними не прерываются, они до сих пор работают и ведут консолидированную политику в области межнациональных отношений. Живой пример тому — противостояние провокациям после событий на Манежной площади. Одной из них была провокация у торгового центра «Европейский». Все члены Клуба активизировались. Мы разбросали сообщения в интернете, телефонах, сняли видеообращения для того, чтобы люди не приходили туда и поняли, что это провокация. В итоге это почти удалось сделать, потому что пришли только те, которым просто хотелось «почесать кулаки». Последний год работа Клуба была ослаблена, потому что эти вопросы стали решать уже на государственном уровне. Был создан Совет по национальным отношениям при Президенте РФ, в состав которого вошли многие наши наставники. Потом писалась Стратегия государственной национальной политики РФ до 2015 года, в которую вошли многие наши предложения. Сейчас, я думаю, Клуб необходимо возрождать заново, чтобы люди стали активнее вступать в него, имея новые инструменты влияния.

 

— Сейчас часто говорят о толерантности, обсуждают за круглыми столами, по телевидению эксперты спорят на эту тему. Как ты относишься к этому понятию? Имеет ли оно место быть и существовать в России?

— К этому слову я отношусь очень негативно. В том понимании, какое пытаются привить в России. Я не знаю, кто первым из государственных деятелей в России произнес его, но это было коренной ошибкой. В биологическом смысле толерантность обозначает умение жить с паразитами, привыкание. С медицинской точки зрения — это смириться с болезнью, с вирусом. Если, например, человек болен СПИДом, он борется, но если уже привык с этим жить — это и есть толерантность к своей болезни. Теперь нам пытаются привить этот термин. Вот ты — китаец, вот ты — русский, а ты — балкарец, вы друг друга ненавидите, но вы должны жить вместе. У нас в России есть другое понятие — это дружба. Мы можем быть разными по взглядам и образу жизни, со своими традициями, культурой, но мы не должны навязывать это никому, мы должны просто дружить. Общечеловеческие ценности у людей одни. Этому нас всегда учили с детства, так как Кабардино-Балкария всегда была и есть многонациональным регионом. Но люди имеют свойство обращать все в негативную сторону. Религия — это изначально мир. А у нас за нее войны идут. В Европе система мультикультурализма — все разные, но все равны. Но это тоже не совсем правильно, и сами европейцы признали провал этой системы. Потому что упор должен быть сделан не на то, где мы разные, а на то, где мы одинаковые.

 

— Как, по-твоему, можно разрушить негативное представление общества о людях-мигрантах?

— Любые стереотипы в обществе создают СМИ. Это и сериалы, и фильмы, и новости по телеканалам. К сожалению, это происходит при полном попустительстве органов государственной власти. Так не должно быть и необходимо разделить внутреннюю миграцию и внешнюю.

Если рассматривать вопросы внешней миграции, то вводить визы для соседних стран — это путь в никуда. Но порядок нужно наводить, чтобы миграция была законной.

Например, на наши мероприятия приезжают делегации из разных стран, включая страны Средней Азии, и таким молодым людям можно только позавидовать. Все говорят на английском языке, образованные, грамотные, красиво одетые, знают политическую ситуацию не только в своей стране, но и в других странах. Что же касается вопроса внутренней миграции, то по Конституции граждане нашей страны сами выбирают, где им жить и работать. И тут нужно понимать, что если финансовым и трудовым центром является Москва, то и люди будут съезжаться сюда, так было всегда. Я, как представитель Северного Кавказа, не могу сказать, что со мной здесь плохо обращаются, что на каждом углу спрашивают документы. Такого ни разу не было. Но я понимаю, что есть такие люди, которые ведут себя здесь неадекватно. Это маленький процент.

 

Если, например, представитель Северного Кавказа совершит какую-нибудь глупость, то лично его и должны наказывать правоохранительные органы, общество. А не винить в проступке всю республику или народ. Поэтому здесь две стороны медали: непонимание и стереотипы, которые создали СМИ. Человек, который приедет на Кавказ, увидит, что никто там с автоматом не бегает, никого не убивают. Люди очень уважительно относятся к гостям. Соблюдаются традиции. А если посмотришь, что говорят и пишут СМИ, то удивишься: там что война идет? С этим нужно бороться, переделывать и менять. Наша организация работает со странами СНГ и всегда ведет набор достойных представителей. Если приезжают мигранты работать, то они должны быть образованными и хотя бы знать русский язык. У людей может сложиться впечатление, что представителей Средней Азии в их городах слишком много. Но на самом деле это не так. В масштабах России их немного. Но из-за того, что мы их видим постоянно в метро, на улице, в магазинах в обслуживающем персонале, нам так кажется. В Стратегии государственной национальной политики все эти моменты отражены. Надеюсь, она начнет действовать, и СМИ будут привлекать к ответственности. Ведь они специально подогревают информацию. Здесь нужно работать со всеми сторонами и во всех отношениях. И конечно, без государственной поддержки не справиться.

 

z_ae9bb03c

 

— Расскажи, как ты стал исполнительным директором молодёжной организации «Содружество»?

— Идея создания новой координирующей организации на пространстве Содружества озвучивалась уже несколько лет, и на Молодежной историко-культурной сессии СНГ в декабре в 2011 года в Москве молодыми представителями десяти стран данная инициатива была озвучена. И она была поддержана Советом по делам молодежи, а также лично на тот момент сопредседателем Совета, заместителем министра спорта, туризма и молодежной политики РФ Олегом Рожновым. В январе 2012 года в городе Страсбурге (Франция) мы проводили очередной Семинар для молодых парламентариев и молодежных лидеров, но уже для стран СНГ. В рамках этого проекта были созданы две рабочие группы, которые в итоге сыграли свою роль даже на межгосударственном уровне. Одна группа, в которую входил я, занималась созданием международной молодежной организации; вторая группа работала по направлению создания молодежной межпарламентской ассамблеи СНГ. Их деятельность была настолько активна, что в июле 2012 года состоялась учредительная конференция Международной молодёжной общественной организации «Содружество», на котором было избрано 27 членов правления из десяти стран. Сама конференция проходила в рамках «Дней молодежи Содружества». На первом заседании Правления председателем была избрана Марина Филаретова, по представлению которой меня избрали исполнительным директором. Попечительский совет возглавил руководитель Россотрудничества Константин Косачев.

 

Прошло меньше года, как мы смогли пролоббировать идею создания Молодёжной межпарламентской ассамблеи СНГ. В ноябре 2012 года Председатель МПА СНГ, Председатель СФ ФС РФ Валентина Матвиенко подписала положение «О Молодёжной межпарламентской ассамблее СНГ». Теперь молодые лидеры могут влиять на принятия модельных законов, касающихся молодёжи, и выступать с законотворческой инициативой. Уже в марте 2013 года состоялось первое заседание Ассамблеи. Сейчас можно сказать, что в этих странах есть лидеры, с которыми можно работать, продвигать идеи, реализовывать проекты и добиваться новых результатов, которые полезны для самой молодежи и общества в целом.

 

— Почему Фонд содействия развитию международного сотрудничества организовывает семинары для молодых лидеров во Франции, в Совете Европы?

— Я всем отвечаю на этот вопрос так: для того, чтобы мы все начали думать объективно и независимо — нужно быть не у себя на родине. Где бы мы не проводили семинары с участниками из стран СНГ, получалось так, что какая-то страна находится у себя на родине. Это возможность показать, что мы открыты для диалога. Ведь Европа думает, что Россия — закрытая страна, всего боится. Нельзя прятаться от проблем в панцирь. Мы должны показывать, в том числе и в политике, что мы не хуже других. Поэтому нужно вывозить наших молодых и активных людей туда. Для них это возможность узнать о жизни Европы изнутри, ребята могут оценить политическую ситуацию. Там ведь не все так хорошо, как кажется. Самое главное — увидеть, как в Парламентской ассамблее Совета Европы депутаты из 47 стран умеют между собой договариваться, как они строят коалиции и ведут дебаты, как соблюдают регламент. Регламент — это то, чего не хватает у нас периодически. А у них — это превыше всего! Есть возможность в центре Европы познакомиться с работой Секретариата Совета Европы, Европейского Суда по правам человека и даже Европарламента. Ведь для многих Евросоюз и Совет Европы синонимы, и необходимо уметь их отличать.

 

— Ты являешься учредителем и вице-президентом Центра социального развития «Созидание». Чем занимается организация?

— Это общественная организация в Кабардино-Балкарской Республике, которую мы создали всем сердцем и душой. Это команда единомышленников, которая вкладывают свои личные средства, свое личное время, опыт, чтобы изменить жизнь республики в лучшую сторону. Возглавляет организацию талантливый юрист Тахир Рахаев. Центр существует уже более двух лет и реализует ряд крупных проектов. Например, «Наставничество» — наши волонтеры занимаются с детьми из неблагополучных семей, организуют их досуг. Есть другие проекты — такие как «Бабушка  — он-лайн, дедушка — он-лайн», в рамках которого совершенно бесплатно профессиональные преподаватели обучают пожилых людей компьютерной грамотности. Выделяем на это столько времени, сколько потребуется для полного усвоения ими программ и основных методик. Желающих много, что даже приходится делить их на группы.

 

У нас есть большой и сложный проект — «Противодействие экстремизму и терроризму». Общими усилиями, с Андреем Николаевичем Худолеевым, мы выпустили в свет «Белую книгу террора». Мы стараемся охватить несколько крупных направлений: благотворительность, законо­творческая инициатива, организация региональных, федеральных и международных мероприятий.

 

— На твой взгляд, на каком этапе сейчас находится развитие молодёжной политики в РФ?

— Я не понимаю словосочетания «молодежная политика» в том виде, в каком его используют. Многие говорят, как ни назови — это неважно. Для меня это как в математике, все должно быть логично. Здесь есть субъект и объект. Если мы говорим о молодежной политике, то это политика, которая проводится молодежью. Но сама молодежь её проводить в нашей стране не может. У нас это называется «политика в отношении молодежи». В этом направлении пытаются что-то сделать, но это выходит раздробленно. На сегодняшний день Министерство образования не справляется со своими обязанностями ведения молодежной политики. Ею больше занимается Росмолодёжь, хотя в их функций это не входит. Поэтому есть нехватка внимания. Если сравнивать с другими странами, то уровень ведения политики в отношении молодёжи там очень высокий. Из наших соседей — это Азербайджан, Казахстан. На пространстве СНГ Российская Федерация даже в тройку не входит.

 

— Расскажи о своих планах на будущее?

— Конечно, в первую очередь, я бы хотел создать семью, но все сложно (улыбается). А так, хочется дальше расти в профессиональном плане, быть востребованным. Пока мне нравится заниматься общественной деятельностью. Если человек не растет в одном направлении, то нужно сменить его на другое. Сидеть на одном и том же месте нельзя. Что касается бизнеса, то хочется расширяться и иметь больше возможностей помогать другим людям. Планов купить яхту и фешенебельную виллу у меня пока нет.

 

 

интервью подготовила: Лилия Варюхина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Система Orphus

Важное

Рекомендованное редакцией