Суббота 25.05.2024

Актуальные новости


Новости

общество

17 Сен, 14:24

Анонсы

>

03. 10. 2012 468

<<НОВОРОССИЙСКИЙ  РАБОЧИЙ>>

АВТОР

 Лапин

КТО ПЕЧАТАЛ

Biletskaya

ДАТА СДАЧИ

03.10.2012

СИМВОЛОВ

14789

ПОЛОСА

4я  ?           

 ИМЯ ФАЙЛА

09-175.rtf

СТРОК

504

ДАТА ПЕЧАТИ

09.08.12 10:34

Заданный формат

 

ВСЕГО СТРАНИЦ

10

Материал вычитан, цитаты,  цифры и прочее сверены, с автором согласованы

             

Архивные тайны

Новороссийску могло бы быть 200 лет

До недавнего времени считалось, что город-герой Новороссийск основан в сентябре 1838 года во время десантной операции под руководством адмирала Михаила Лазарева и генерала Николая Раевского-младшего, которые вместе с продолжателем их дел адмиралом Лазарем Серебряковым официально признаны основателями города.

На одной из центральных площадей города им поставлен коллективный памятник работы местного скульптора Александра Суворова.

Однако, по мнению новороссийского исследователя, заместителя директора городского исторического музея-заповедника Льва Степко, эта дата могла бы быть отодвинута почти на два десятилетия.

Поводом к архивному поиску стала небольшая заметка в «Военно-историческом очерке Анапы» русского археолога и востоковеда Н.И.Веселовского, в котором он, ссылаясь на работу профессора В.К.Надлера «Дюк де Ришелье на Кавказе. Основание Новороссийска», вышедшей в Одессе в 1893 году, сообщает о том, что в конце 1810 — начале 1811 годов после захвата турецкой крепости Суджук-Кале, находившейся на берегу Цемесской бухты, нашими войсками начинается строительство новой русской крепости и других инженерных сооружений.

По сути, закладывался новый город, хотя для нынешних новороссийцев это звучит, как минимум, неправдоподобно.

В ходе растянувшегося на целый год научного поиска были обнаружены в Российском государственном военно-историческом архиве три десятка сенсационных документов, планов и чертежей.

Прежде всего, это дело «По рапорту генерал-лейтенанта Дюка де Ришелье о предполагаемом укреплении Суджук-Кале 1810-1811 гг.». 

Дело содержит переписку Дюка де Ришелье и военного министра Барклая де Толли об инженерной экспедиции государственной военной коллегии, о строительстве, доставке материалов, инструментов, о смете строительства и т.д.

Находкой в рамках исследования стали данные военно-исторических формуляров частей, которые участвовали во взятии Суджук-Кале и строительстве новых объектов в Цемесской бухте в 1811 г. Так сложилась их судьба, что они почти все менее через год стали участниками русско-французской войны 1812 года.

Стоит напомнить, что все эти события происходили в рамках русско-турецкой войны 1806-1812 годов. К 1810 году русские войска овладели всеми опорными пунктами Турции на Черноморском побережье Кавказа от устья реки Кубань до города Поти. Это изменило стратегические позиции России на кавказском театре военных действий и обусловило переход Грузии и Абхазии под протекторат России.

Одновременно было разработано «Положение для крепостей, на базисе военных действий расположенных». Интерес к крепости Суджук-Кале проявлялся со стороны российских монархов с давних времен.

За годы своего существования с 1722 по 1810 годы крепость причастна к целому ряду войн и конфликтов, исторических и военно-политических событий. Это фортификационное сооружение стало свидетелем событий нескольких русско-турецких войн, выполняя при этом функции военно-морской базы, перевалочного пункта военных и прочих грузов и войск.

Во второй половине XVIII века в период правления Екатерины II в том регионе шла активная дипломатическая борьба, о чем свидетельствует переписка русских дипломатов А.Константинова и графа Н.Панина.

В частности, в своем письме от 11 июля 1779 года Константинов выражает обеспокоенность усилением турок в Суджук-Кале. Это по мнении автора письма, может привести к закреплении турецкого владычества в Черкессии и на всем Кавказе.

Материалы вышеупомянутых профессора В.Надлера и археолога Н.Веселовского не дают полной картины событий, которые происходили в 1810-11 г.г. на берегах Цемесской бухты. Они слабо привязаны к конкретной местности и не содержат точных дат, связанных с этим периодом. 

Чтобы понять сложившуюся военно-политическую ситуацию в регионе в 1810 году, нужно учесть, что для русских это был год активных боевых действий с горцами.

Взять крепость Суджук-Кале поручено было войскам регулярного отряда под командованием полковника А.Я.Рудзевича, коменданта Анапы. В этой операции атаман генерал-майор Ф.Я.Бурсак должен был отвлечь внимание горцев со стороны Черноморской кордонной линии. В этих целях он двинул 16 декабря внушительный казачий отряд на Суджук-Кале. По дороге атаман остановился лагерем на реке Адагум. При этом часть казаков начала боевые действия раньше, чем отряд А.Я.Рудзевича.

В течение 1809 года главное внимание Черноморского флота было обращено на защиту берегов Крыма, поскольку 8 английских и 15 турецких военных кораблей с экипажами в 20 тысяч человек должны были начать военные действия в Крыму. 

Черноморский флот России под командованием маркиза И.И. де Траверсе почти два месяца простоял у Севастополя в оборонительном положении. По распоряжению Александра I оборона Кубани была возложена на де Траверсе, считавшего лучшим средством удержать адыгов от набегов на Кубанскую линию – нападение на их владения. Укрепив русские войска на Кубани, он отправил к Анапе и Суджук-Кале еще один отряд черноморских казаков.

С потерей Анапы вся центральная жизнь для турок сосредоточилась именно в крепости Суджук-Кале, которая к тому времени стала сильным и защищенным объектом.

Черкесы дорожили этим местом не менее турок, так как именно здесь они получали оружие, боевые припасы, деньги и хлеб. Здесь у них был невольничий рынок, тут они имели всегда готовые суда для эмиграции в Турцию.

По имеющимся сведениям из одной лишь Цемесской бухты отплывало во времена османского господства ежегодно до 120 больших кораблей, везших местные продукты в Турцию. Большое место в этой торговле занимал вывоз невольников. Именно это, по мнению кандидата культурологии Льва Степко, объясняет, почему шапсуги и натухайцы, земли которых прилегали к Суджукской крепости, так крепко стали на ее защиту. 

Проводником по выполнению приказа из Санкт-Петербурга завладеть укреплением Суджук-Кале стал Дюк де Ришелье. Для этого было сосредоточено шесть тысяч человек пехоты, несколько казачьих полков и довольно многочисленная артиллерия. Со стороны моря содействие должна была оказывать эскадра в составе десяти боевых кораблей.

Суджук-Кале находилось всего в двух небольших переходах от Анапы. К началу военного похода Ришелье уже располагал реальными планами и чертежами по строительству нового укрепления, разработанным в Одессе при Херсонском окружном инженерном правлении. План прибрежной полосы Суджукской бухты был снят во время плавания в том же 1810 году. Сведения об этом хранятся в деле о переписке Дюка де Ришелье с военным министром Барклаем де Толли, инженерной экспедицией и Государственной военной коллегией о строительстве, о схеме строительства.

На сегодняшний день точной даты выступления войск из Анапы не установлено. Но по мнению новороссийского историка это произошло за неделю до нового 1811 года по старому стилю. 

Войска выступили из Анапы в 23 часа. До Суджук-Кале было всего лишь 40 верст, причем дорога все время шла по открытой ровной местности. Вот как это описывается профессором В.Надлером: «Тихая погода и светлая лунная ночь благоприятствовали походу. Солдаты шли налегке, захватив с собой лишь двухдневную порцию сухарей. Дорога оказалась настолько удобною, что движение двух полных артиллерийских батарей не встретило никакого затруднения. Строго говоря, войска шли по стране совершенно неизвестной и необследованной. Вскоре они вступили в долину, которая постепенно расширялась и превратилась в роскошный луг. Около шести часов утра взошло солнце и яркий свет перед войсками озарил великолепную панораму. Под ногами простиралась обширная низменность, покрытая травою и кустарниками».

Колонна спустилась в береговую низменность и построилась в боевой порядок. Артиллерия расположилась в центре, впереди – сильная стрелковая цепь.

Но увы, битвы не состоялось. Крепость Суджук-Кале оказалась брошенной турками. Она состояла из четырех стен, за которыми были одни развалины и груды мусора. Никто и не думал защищать эти руины.

Войска были крайне разочарованы этим завоеваниям, так как готовились совершенно к другому. Дюк де Ришелье считал себя жертвою мистификации. Для чего надо было двигать в поход шест тысяч человек и многочисленную артиллерию? Для чего снаряжать целую эскадру? К чему все эти расходы и хлопоты? Для того, чтобы завладеть четырьмя полуразрушенными стенами?

При наступлении темноты было приказано развести как можно больше костров, на разведку были посланы казачьи разъезды. Возможно, неприятель скрывался где-то рядом.

К работам по укреплению форта приступили уже на следующее утро. Вокруг старых стен прорыты глубокие рвы и устроены усиленные палисады. Впервые в этом месте, где ныне находится Новороссийск, приветствуемый салютом, взвился русский флаг.

Работы по укреплению форта продолжались в течение целой недели. Специальные рабочие команды занимались рубкой леса. Для их прикрытия ежедневно отряжались по несколько батальонов.

 Через несколько дней в лагерь в качестве парламентеров прибыли горские князья, которые предложили войскам свершить экспедицию в соседнюю долину, о чем Дюку де Ришелье поведал проводник Гаслам Гирей.

В этой долине находился главный аул могущественного бека, старого недруга кубанских казаков. Теперь после занятия русскими войсками Суджук-Кале, он собирается предпринять набег на казачьи станицы. На это Ришелье ответил: «Было бы постыдно возвратиться восвояси, не сделав ни единого выстрела».

По приказу А.Я.Рудзевича русские войска заперли долину со всех сторон. Горцы к атаке готовили отряд в 10 тысяч человек. Они мгновенно высыпали из леса и с яростными криками поскакали на казаков и пехоту. Их не остановили даже четыре оружия заряженные картечью. Даже потеряв сотни убитых и раненых, они ни на минуту не остановили натиска. Началась рукопашная схватка. Однако вскоре стало ясно, что русские войска, находившиеся с разных сторон стали получать преимущество и горцы были выброшены из ущелья. Поражение неприятеля было полным. Черкесы оставили на месте сражения около 2000 трупов. Засада, устроенная горцами, дорого обошлась им самим.

В январе 1811 года Дюк де Ришелье выразил полковнику А.Я.Радзевичу в особом приказе благодарность «за удачную экспедицию, совершенную в земли черкесов, и взятие Крепости Суджук-Кале».

Через месяц Александру Рудзевичу было присвоено воинское звание генерала от инфантерии. Новороссийский генерал-губернатор Дюк де Ришелье обратился к Александру I с ходатайством о поощрении войск и отличившихся офицеров.

Проект по строительству русской крепости был рассмотрен инженерной экспедицией, которая приняла развернутое решение: рекомендовать строительство нового укрепления на левой стороне бухты, на новой территории в стороне от старой крепости Суджук-Кале; для строительства нового укрепления и воинского жилища материалы и припасы заготавливать в Херсоне, кроме кирпича и извести, которые будут приобретаться в Фанагории; пересмотреть вопрос заготовки строительной древесины в Крыму, так как в районе Суджукской бухты изобилие требуемого леса; рекомендовать осуществлять строительство всех объектов силами военнослужителей с выплатой им по 10 копеек в день.  

Согласно разработанному плану в новом укреплении должны быть возведены офицерские дома, солдатские казармы, лазарет, гауптвахта, пороховой склад, магазин и артиллерийский сарай.

Согласно финансового отчета, представленного российскому императору Александру I всего предполагалось выделить денежных средств на сумму 94 тысячи 911 рублей 72 с половиной копейки.

Последующие документы свидетельствуют о возникающих текущих проблемах с финансированием. Также проблема возникает из-за подчинения разным видам войск, округам и штабам.

Для оценки и объяснения происходивших событий в этом регионе следует учитывать общую военно-политическую ситуацию. В 1811–12 годах на Кавказском и Балканском театре военных действий были одержаны ряд побед над турками. Это ускорило подписание 16 мая 1812 года Бухарестского мирного договора. Однако уже летом 1812 года турецкая сторона потребовала от России полной эвакуацию войск из многих пунктов Черноморского побережья. Увы, Анапа и Суджук-Кале, ставшие уже обустраиваться русскими, были возвращены Турции.

Знаменитый историк В.Потто писал по этому поводу: «Как бы то ни было, но уступка столь важного приобретения может быть  объяснена только той поспешностью, ради окончания этой войны. Чтобы силы государства сейчас направить против другого врага, несравненно более опасного. Это было время, когда Наполеон уже стоял на Немане». 

В переписке военного министра мы находим такую фразу – «построение крепости в Суджук-Кале отложено до особого повеления».

В год 200-летия Отечественной войны 1812 года автор исследования отмечает, что многие фигуранты событий, связанных с Суджук-Кале, стали вскоре прямыми ее участниками и даже прославленными героями.

Отмечается, что ведущей фигурой в событиях 1810-11 годов в Цемесской бухте, безусловно, был герцог Ришелье, ранее для историков и краеведов Новороссийска личность малоизученная. Он имел отношение по многим вопросам, касающимся обустройства жизни на Кубани и Черноморском побережье. Так, в 1811 году Ришелье даже утверждал штат созданного певческого казачьего хора. Будучи французом по происхождению, он оставался человеком до конца преданным интересам России.

В связи с кончиной Дюка де Ришелье  император Александр I сказал: «Я оплакиваю герцога Ришелье как единственного друга, говорившего мне правду. Он был образцом чести и справедливости».

Взятие Суджук-Кале стало причиной того, что многие горские племена, обитавшие на северо-восточном побережье Черного моря, признали себя побежденными. Проведенная экспедиция стала логичным продолжением освоения береговой части Черного моря. Заложенный новый город на берегу Цемесской бухты мог появиться в 1811 году, но, к сожалению, в преддверии Отечественной войны 1812 года этому плану не суждено было стать реальностью.

 

Евгений ЛАПИН.          

 

Барклай де Толли Михаил Богданович (1761 — 1818). 

Полководец русской армии, Герой Отечественной войны 1812 г. С января 1810 г. по сентябрь 1812 г. – военный министр. В Бородинском сражении командовал правым флангом и центром русской армии.        

Ришелье Эммануил Осипович (1766-1812)

Потомок древнего французского дворянского рода. В России с 1790 года, участник штурма Измаила. В 1803 году становится градоначальником Одессы на правах военного губернатора. С 1812 года – Новороссийский и Бессарабский генерал-губернатор.

Рудзевич Александр Яковлевич (1775-1829)

Сын статского советника, много сделавшего для присоединения Крыма к России. В кампании 1814 года войска под командованием генерала Рудзевича с боем взяли высоты Монмартра, после чего последовала немедленная сдача Парижа союзным войскам.

Де Траверсе Иван Иванович (1754-1831)

Француз, третий морской министр России (с 1811 г.). В 1807 году отказался от предложения Наполеона вернуться во Францию.              

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Система Orphus

Важное

Рекомендованное редакцией