Пятница 21.06.2024

Актуальные новости


Новости

"Группа 17"

17 Сен, 14:24

Анонсы

ГРАЖДАНИН ЗЕМЛИ РУССКОЙ

01. 02. 2012 461


(О «малой прозе» Петра Алешкина)

 


Прежде, чем начать большой разговор о писателе Петре Алешкине, как авторе не только саги «Русская трагедия», но создателе рассказов, повестей, политических сказок и статей, следует их осмыслить, как единый процесс развития самосознания выдающегося русского литератора, искренне озабоченного состоянием как всей современной России, так и литературного процесса в ней. Именно гражданской позицией своей и мужеством, в первую очередь, привлек меня этот человек, имевший возможность, как и я, смыться из опоганенной Родины, но все же оставшийся в ней и продолживший служить русскому народу. Казалось: вот уж скоро двадцать лет, как исчезли в России люди, осмеливающиеся называть черное — черным, белое — белым, почитать врагов России таковыми, а не давать им нерусские звания и должности: президент, спикер и прочую фанаберию слов, чтобы скрыть искреннее свое презрение к врагам покинутой мною Родины.
Оппозиционная нынешнему бандитскому режиму Кремля русская пресса существует только в России и только в виде нескольких патриотических сайтов и еще нескольких газет, из которых самой тиражной и популярной следует назвать газету писателя А. Проханова «Завтра». Но кто на Западе слышал, знает о них, тем более читает? Разве что работники контрразведок да малое число эмигрантов, которые относятся не любезно к Ельцинско-Путинской камарилье. Остальные европейцы и американцы (про Восток сказать ничего не могу, равно, как и про Африку и Латинскую Америку, но, мне думается, и там то же самое положение) искренне считают, что бывший советский народ имел глупость добровольно уничтожить все социальные завоевания Октября, избрать капиталистический путь вымирания и право на медленное исчезновние для предоставления территории, на которой в течение тысячелетия жили славяне и тюрки, в распоряжение потомков нынешнего «золотого миллиарда». И все эмигрантские газеты и журналы стройным хором поддерживают это утверждение.
Объяснением подобному дебильному мнению указанного миллиарда, неуклонно снижающего уровень жизни свой после исчезновения социалистической системы и стремящегося к очередной мировой войне, можно считать лишь то, что в странах Западной Европы и Северное Америки идет культурная и нравственная деградация народов. Процесс этот идет достаточно быстро, чтобы признать его через пару десятков лет, как необратимым. И в основе этой проблемы лежит НЕЖЕЛАНИЕ ЧИТАТЬ огромных масс населения, принадлежащего «золотому миллиарду». Объяснений этому процессу дегенерации западного общества дается аналитиками множество, но мы не станем перечислять их, отошлем к работам известных социологов, политологов и культурологов этих стран.
Ибо для темы, заявленной в этой статье, главное другое: народы стран, самоопределившихся на территории СССР, в гораздо меньшей степени оказались подвержены именно этому вирусу средневековой инфекции — дебилизации обыденного массового сознания. Более того, стресс от перенесенной катастрофы развала общей Родины воздействовал на умы бывших «совков» таким образом, что увеличил число пишущих по-русски едва ли не стократно, а во многих регионах увеличилось многократно даже число читателей произведений на русском языке. Хотя при этом все нынешние писатели плачут о сокращении тиражей их книг в сравнению с советскими, о недостаточном внимании к ним критики, о мизерности гонораров и об отсутствии льгот, которые имели члены творческих союзов в СССР.
И вслед за этим, мало имеющего отношения к собственно творчеству, нытьем следует мнение, широко пропагандирующееся в СМИ России и СМИ Запада о том, что люди в бывших республиках Советского Союза стали будто бы читать меньше, что новое поколение превращается в дебилов, которым книги не нужны, и прочую чушь.
Именно чушь. Тому порукой — свидетельство знаменитого московского книжника Виктора Петровича Тулякова и несколько писем, отправленных мне ныне покойным крупнейшим специалистом в мире по допетровской книге (русским инкунабулам), тоже книжником с сорокалетним стажем Александром Владимировичем Соловьевым. Эти два авторитетнейших в области книжной торговли и истории русской литературы специалиста утверждают, что в России налицо не падение спроса на книжную продукцию, а ее взлет, что читать в России стали даже больше, чем читали в советское время. Мои личные впечатления после поездки в Москву, подтверждают это мнение. В книжных магазинах и на книжных развалах не протолкнешься, люди предпочитают дебильному, как везде в мире, телевидению общение с книгой и посещение театров, где самыми популярными и кассовыми оказываются спектакли по пьесам из классического репертуара. Книги разрекламированных русскими бандюгами Толстой, Битова, Ерофеева, Сорокина лежат на прилавках грудами, а на мой вопрос, есть ли у них книги Петра Алешкина, продавцы неизменно отвечали:
— К сожалению, все давно уже распродано. Заходите в следующий раз.
Даже в специализированных магазинах издательства АСТ, выпустившего уже шесть книг эпоса «Русская трагедия» мне удалось купить лишь две из них.
— Продано, разошлось, поищите, пожалуйста, в другом месте, — неизменный ответ покупателю в любом московском магазине о книгах современных писателей-реалистов спустя буквально два-три месяца после выхода в свет их книг. Явление просто-таки невозможное на Западе. Равно как и переполненные книгами этими личные библиотеки, квартиры и дома российских людей. Меня, отвыкшего в Берлине от всенародной любви к писателям, просто потрясло это. Ведь личную свою библиотеку в Германии я составлял из книг на немецком языке, которые вынимал исключительно из мусорных ящиков. В России подобное кощунство просто невозможно.
То есть легенда о будто бы нравственной и культурной деградации народов России и СНГ — ложь откровенная, не завуалированная, подлая, как и всякая иная ложь, направленная на создание имиджа России на Западе, как страны с низким уровнем жизни, а потому и низким уровнем культуры. Указанная взаимосвязь, совершенно невозможная для людей русской культуры, является нормой для менталитета немецкого буржуа, отправляющего в мусорные баки оставшиеся им в наследство библиотеки только для того, чтобы на месте книжных шкафов устроить витрины с бутылками различных вин, которые они, впрочем, тоже не пьют, а держат для форсу. И, тем не менее, на Западе нынче вовсю работает высказанная во время перестройки мысль о том, что народы, населяющие Советский Союз, дремучи и социально отсталы, потому что — де им нечего жрать.
Кто придумал этот тезис? С какой целью?
Ответ ясен и прост: нынешние «кремлевские соловьи», а когда-то «соколы перестройки», верные друзья изменника Горбачева, о которых уже достаточно сказано в этой книге, мозолить язык и глаза их именами даже неприлично. И гадко.
«Кремлевские соловьи», имевшие в советские времена сотни тысяч и миллионы читателей, ныне гордятся тем, что в год их книги покупают до пятисот-тысячи человек из полуторастамилионной России. Когда-то за книгой Ф. Искандера, например, «Дерево детства», легшей в основу будущего бестселлера «Сандро из Чегема», я гонялся по книжной Москве в течение двух лет. Ныне трехтомник «Сандро» лежит на всех полках монументальными и не нужными никому кирпичами. Почему? Потому что все уже поняли, что настоящего Сандро в этой могиле русских букв — только то, что написано было вслед за рассказом «Колчерукий» в советское время. В перестройку и после оной некогда любимый всей страной писатель из Абхазии захламил роман свой пошлостью и ёрничеством, став из первого Искандера вторым Войновичем.
Такие писатели-реалисты, как П. Алешкин, раскупаются в России и за рубежом в десять и более раз большими тиражами, нежели «кремлевские соловьи», превратившиеся для народа русского в «кремлевскую плесень». Когда я подсчитал общий тираж книг Петра Федоровича, то он перевалил за три миллиона — то есть равнялся практически тем объемам, которые возможны разве что у авторов бестселлеров, то есть авторов произведений скандальных, пошлых, направленных на потакание самым низменным вкусам. Но, как видно из серии вышеприведенных в этой книге статей, Петр Алешкин писателем скандальным, пошлым и тем более стремящимся потакать низменным вкусам толпы, не является. Это — не Сорокин и не Ерофеев, это Алешкин — а не Толстая, не Аксенов, которые только тщатся называться русскими писателями, но народами России, за исключением московского бомонда и представителей иудейских общин, отвергаются. Совокупность тиражей «кремлевской плесени» за все годы их «творчества» не достигает и трети от тиражей книг одного только Петра Алешкина, а уж в сравнении с общим тиражом книг писателей-реалистов России вообще становятся пылью рядом с горой. И это — малый показатель того, кто из писателей, пишущих по-русски, является именно по-настоящему русским писателем.
Вышеприведенный аргумент в пользу признания именно Петра Алешкина и писателей «Группы 17», а не аксеновскую братию, настоящей русской литературой и классиками, является особенно важным аргументом для понимания поднятой в этой книге проблемы для западных издателей, критиков, политологов и славяноведов. Образ мысли людей Западной Европы впрямую зависит от того мешка денег, что висит за спиной человека, о котором пишет литературный критик. Спешу успокоить их: Петр Федорович — человек состоятельный, независимый. Хотя лично я за статьи о нем денег от него не получал. Ибо тут вам, господа иноземцы, придется принять на веру мысль о том, что русский интеллигент потому и интеллигент, что бессребреник. Это трудно понять нашим женам, но и они, в конце концов, это понимают. А как понять это американцу или немцу, французу или англичанину, уж и не скажу. Поработайте не мозгами, а сердцем, господа.
И вот, далее продолжим разговор по поднятой в этой статье теме с точки зрения менталитета именно русских интеллигентов, мораль и этика которых базируется по сию пору на принципах Нагорной проповеди, отринутых современным западным обществом, а также руководителями нынешних пятнадцати стран и «кремлевской плесенью». Народы СНГ и Балтии стали вдруг более русскоязычными, чем были они таковыми во времена их существования в едином Союзе. Это факт, по-моему, еще никто в мире не оценил должным образом. Даже, наверное, никто из политологов и не заметил, что во всех странах СНГ, Балтии и Закавказья, в Молдавии и теперь уже в абсолютно на первый взгляд чуждом нам Израиле единственным средством межнационального общения (то есть просто общения людей, сказанный вне скобок термин — лишь результат признания наличия этого уродливого термина в СМИ на территориях этих стран) является русский язык. Более того, чем сильнее давление новоявленных профашистски настроенных властей в бывших республиках на носителей русского языка, тем активнее он используется в низах, то есть той массой населения, которая и составляет народы. Даже в уже более десяти лет борющейся с Кремлем Чечне большая часть населения общается между собой только по-русски, когда речь идет о быте и средствах выживания. Дети и внуки убитых русскими солдатами боевиков, которые горят жаждой мести уничтожить весь русский народ, — и те русский язык знают настолько, что читают книги по-русски.
Москва, Астана, Тбилиси и другие столицы бывших республик СССР нынче предпочитают для общения на фуршетах английский, а те, кого они называют своими подданными, этого языка не знают, не понимают своих властителей, и понимать не желают. Поэтому все руководители этих самозванных государств в случаях экстренных, когда им действительно надо что-то объяснить подвластному народу, переходят на русский язык. Все русскоязычные журналы и альманахи, все еще издающиеся на территории этих стран, завалены рукописями авторов, которые являются носителями других языков, но пишут и хотят поведать миру о своей стране именно на русском языке. Если просмотреть список авторов казахстанских журналов, к примеру, то можно поразиться обилию казахских, уйгурских, дунганских фамилий с отсутствием сносок: переведено с такого-то языка. То же самое происходит и в совершенно обнищавшей и теряющей даже признаки цивилизации (в советское время — едва ли не самой богатой республике) Киргизии, в изнывающем в мучительной борьбе с вахаббитами Узбекистане, в будто бы абсолютно изменнической делу некогда всеми грузинами любимого Сталина Грузии, в Молдавии, которую российские власти то и дело вгоняют в гражданскую войну, а они все равно хотят восстановить Советский Союз.
Мне присылают на рецензирование книги, выпущенные в Туркмении и в Армении, в Азербайджане и даже в измученном бесконечной войной Таджикистане, из едва ли не всех так называемых субъектов Российской Федерации. И все они — на русском языке. Все — литература критического реализма и, если хотите, социалистического реализма. Никакой декадентщины. Создается впечатление, что всю декадентскую муть поднимают со дна лишь авторы, проживающие в Москве да в бывшем Ленинграде. Книги в понятии бывшего советского гражданина малотиражные (от двухсот до двух тысяч экземпляров), но обычные на Руси во времена А. С. Пушкина и вполне нормальные в современной Европе. Сколько их останется через годы, покажет время. Но сегодня они есть, их читают, с ними соглашаются и о них спорят, они заставляют людей смотреть на окружающий их мир внимательно, а самое главное: учат не верить продажным газетам и телевидению. Но об этом явлении новорусской псевдоцивилизации поговорим в следующий раз…
Важно отметить, что властители пятнадцати державок, созданных на развалинах СССР, вполне отчетливо осознают откуда их ждет беда, они искренне ненавидят собственную интеллигенцию, особенно пишущую по-русски, изыскивают любые прямые и косвенные способы борьбы с теми, кто пытается сорвать с них чадру демократов и либералов, чтобы показать миру звериный оскал «птенцов дегенерата Горбачева, маразматика Рейгана и подонка Ельцина». И каков результат этих действий?
К примеру, ни одной сколько-нибудь приличной книги о современной Балтии не было представлено на литовском, латышском, эстонском языках во время прохождения Франкфуртской ярмарки, посвященном состоянию книжного дела и литературы в этих странах. Подлые правители этих держав запретили даже упоминать в своих странах имена писателей, «запятнавших свои имена борьбой с фашизмом и сотрудничеством с коммунистами». И, в результате, сами оказались с носом — никого во всем мире не привлекли нынешние фашистсвующие молодчики, книги которых были выставлены на стеллажах, но так и не ощутили тепла человеческих рук.
Остается лишь «посочувствовать» Путину и его блатной «семейке», которые вынуждены бороться с пишущей по-русски интеллигенцией не только в своей стране, но и в четырнадцати не вполне подвластных им державках, а также с разбежавшимися по всему миру эмигрантами, которые, в свою очередь, успели за прошедший со времени распада СССР период создать произведения, абсолютно порой новые, как эстетически, так и морально-этические. Я читаю книги, рукописи, альманахи и журналы, написанные и изданные в Германии, Франции, Чехии, Польше, США, Финляндии, Канаде, Китае, Израиле и даже в Бразилии и в Намибии. Это — русская литература, о существовании которой даже не подозревают те, кто подобно Н. Переяслову, утверждает, что русская литература критического реализма благополучно скончалась, уступив место тем, кто критикам за каждую подобную статью платит по 30-100 долларов. Критики «толстых журналов» Москвы давно перестали держать руку на пульсе современной русской литературы. Они слишком увлеклись «черным налом» и «левым заработком», потому, закрыв глаза, расхваливают «кремлевскую плесень», не замечая, что сами давно уже стали холуями у холуев при кремлевских холуях, что мнение их, к которому все меньше прислушиваются на Западе, не имеют ничего общего с мнением народов, населяющих Россию.
Именно поэтому миллионы людей читают П. Алешкина и его товарищей, ищут на развалах книги, которые запрещено покупать в библиотеки, а никому не нужные Аксенов и аксеныши благополучно гниют на полках книжных магазинов, уцениваются, выбрасываются, чтобы замениться теми же именами и названиями, но под другими обложками. Дурь, ударившая в башку российским народам во время перестройки, схлынула, люди протрезвели и стали понимать, что есть зерна, а что есть плевелы.
Так что же из произведений главного героя этой книги читает современный русскоговорящий человек? Откуда такая бешеная популярность у писателя, которого, по всем законам жанра политического романа, Ельцинский выводок должен был уничтожить еще в 1993 году, в октябре, когда Петр Алешкин оказался одним из малого числа русских представителей творческой интеллигенции, которые встали спиной к зданию Верховного Совета РСФСР, защищая народных депутатов от танковых пушек? Рядом с ним стоял, помнится, великий русский трагический актер Иннокентий Смоктуновский, пробывший 10 лет в сталинских лагерях, но совести, как обласканный ЦК КПСС М. Захаров, не продавший, оставшийся долгу и стране своей верным до конца. Старый актер умер вскоре после надругательства над его страной бандой Ельцина-Путина — и ни одного сообщения в прессе, ни одного слова в газетах, на радио и телевидении «демократической России» о постигшей русскую культуру утрате… А помрет вскоре плэйбой Вася — вот шуму-то будет, вот стона! Воистину, самая высокая награда великому артисту, самое высокое признание его заслуг перед Родиной, которую он начал защищать еще зимой 1941 года под Москвой, — это молчание о нем современных российских газет.
Если мерить уровень гражданского мужества и величины писателя Петра Алешкина по тем же параметрам, как и всемирно признанного гения русской сцены и кино Иннокентия Смоктуновского, то герой этой книги — гений. Если имя его и мелькает в правительственных и бандитского финансового обеспечения прессе, то всегда в оскорбительном, уничижительном смысле. Как это случилось после провозглашения им «Манифеста группы 17». Вот стона-то было, вот воя! Не было, кажется, ни одной поганой газетенки, которая бы не высказалась бы гадко о человеке, заявившем:
«Растерявшиеся в период коренной ломки общества советские писатели второй половины 20 века не смогли осмыслить и изобразить в своих произведениях все грани и проблемы современной действительности. Эта задача легла на наши плечи…»
Зато откликнулись с поддержкой и восторгом газеты так называемого патриотического направления. Более того, даже абсолютно аполитичная «Сельская жизнь» поддержала «группу 17», в ряде регионов страны целые отделения Союза писателей России выразили свое желание в полном составе вступить в ряды созданной Алешкиным группы. То есть, создание «Группы 17» — событие общенационального значения, которое уже замолчать, как это обычно делают наши враги, нельзя, бороться им с нами своими куцыми творческими силенками невозможно. Ведь никакая помощь ЦРУ и фондов не сравнится в силе с презрением российских народов к предателям интересов страны, засевших к Кремле и обзаведшихся своей собственной «кремлевской плесенью» для создания мифа о своем законном пребывании у власти.
Ибо это только иностранные журналисты и наблюдатели считают, что многотиражность желтой прессы гарантирует то, что российские читатели думают точно так же, как пишут об этом купленные ими на корню журналистки. Бывший «совок» очень точно знает: если провякала о ком-то «Комсомолка» или «Спид-Инфо» дурно — значит, это хороший и порядочный человек, если хвалит «Московский комсомолец» либо «Коммерсантъ» кого-то — значит, это — полное дерьмо. При этом оценка эта носит именно столь драматический характер, без полутонов. Так и в отношении Петра Алешкина и «Группы 17». Любит нас российский народ. Это — факт.
И ненавидит Путина и его персональную «плесень». Это известно в России каждому. Но СМИ России создают иллюзию всенародной любви к назначенной Ельциным марионетке. И наглая ложь эта усиленно популяризируется в СМИ Запада. Повторяется тот же цирковой трюк, что был в моде во время правления перестройщика Горбачева. Только тогда можно было всякого рода иноземным «наблюдателям» финансировать народоверчение на всевозможных демонстрациях, показывая любовь масс к ренегату Ельцину, ибо имелись в казне США, ФРГ, Великобритании лишние деньги и отработанные методы управления растерянной толпой. А сейчас растерянности у людей нет, авторитет Москвы в глазах российской провинции пропал без следа, есть твердая уверенность, что во главе страны в Кремле сидит враг и изменник Родины1 . Это означает, что любая демонстрация (даже инспирированная в поддержку Путина) непременно приведет к общенародному взрыву и вынудит пока еще верные Путину войска повернуть оружие против него же и против его заокеанских хозяев.
Петр Алешкин был одним из тех, кто с самого начала передачи власти из кровавых лап Ельцина в когти Путина объявил тогда еще будущего спекулянта землей русской негодяем и предателем. Более того: Петр Федорович описал этого лакея мировой буржуазии с лицом скунса и душой гиены в серии остроумных и блестящих по форме сказок, опубликованных в ряде литературных газет страны, но ЗАПРЕЩЕННЫХ В РОССИИ К ПЕЧАТИ В КНИГЕ «Герой наших дней».
По сути, именно этот факт позволяет считать, что в России впервые после переворота августа 1991 года введена государственная цензура и определен первый инакомыслящий (по-иноземному: диссидент), против которого нынешние кремлевские власти и воры в законе по имени олигархи начали войну с лета 2004 года. Великая честь для писателя земли русской! Диссидент нашего времени — Петр Федорович Алешкин. Что ж вы не хлопаете, господа? Не вопите, как во времена брежневские, о произволе властей, о том, что надо защитить человека?
 
* * *
Здесь мы должны внести в определение русского писателя именно такого рода понятие: писателем земли Русской может почитаться в России лишь тот, кто перестрадал (как Достоевский), либо всю жизнь страдал (как Лев Толстой), либо принял мученическую смерть (Пушкин, Лермонтов) от рук лиц, облеченных государственной властью.
Здесь уже было сказано о попытке запретить Петру Федоровичу выезжать за границу. Затем сказано о цензурных запретах, об актах устрашения и откровенной уголовщине. Завтра может оказаться, что Петра Алешкина упекут не фиктивно, для рекламы, как Владимира Сорокина, а по-настоящему, как бунтаря Э. Лимонова, в тюрьму. Или совершат покушение уже на него самого. Потому заранее во всеуслышанье заявляю: если что случится с писателем Петром Алешкиным, то винить в этом следует будто бы президента России В. Путина и его слуг.
За что в Кремле так ненавидят большого русского писателя? Да хотя бы за сказки Петра Алешкина «Президент Путин и три богатыря» и «Президент Путин и Змей Горыныч» (см. приложение 2). За то, что стоял он спиной к зданию Верховного Совета РСФРС против грохочущих по нему танков Ельцина. За неоднократные выступления на общественных советах в защиту прав обездоленных народов России, против узаконивания грабежа общенародного достояния, совершенного в 1985-2005 годах хозяевами России, у которых сам Кремль служит холуями. За активную работу в обществе русско-португальской дружбы. За то, что хоть одной деревеньке в России — Масловке Тамбовской области — не дал исчезнуть с лица земли. За рассказ «Месть тамбовского волка» — историю о том, как старики-участники войны с фашизмом вступили в смертельную схватку с фашистом нового типа — тем, кого почему-то называют «новым русским».
За рассказы о любви, наконец, без «голубых» и без «розовых», не только без расцветших с подачи Запада и на Руси педерастим, педофилии, но и без столь любимых на всем тоже Западе описаний сцен совокупления, отправления естественных надобностей на глазах публики. То есть без скотства. По-русски: благопристойно, целомудренно4 .
Герои П. Алешкина — люди действия, люди поступков, умельцы принятия кардинальных решений и смелых поступков. Как герой цикла рассказов «Юность моя — любовь да тюрьма» трижды оказавшийся за решеткой только потому, что поступал благородно, заступался за обиженных и угнетенных, скрывал подлости женщин от окружающих и оставался всегда рыцарем без страха и упрека. Даже когда совершил единственную низость в своей жизни, то для того лишь, чтобы спасти брата от безрассудного поступка. Один персонаж гамлетообразный, застывший в размышлениях и не рискнувший на поступок — старик из рассказа «Скоро свидимся». Да и тот говорит напоследок:
— Пропала жизнь!
Сказал о себе — а получилось: об аксенышах, о «кремлевской плесени», о всей банде Горбачева-Ельцина-Путина, о нынешних плутократах-олигархах, о «новых русских», обо всей прочей сволочи.
Потому-то персонажи даже рассказов Петра Алешкина опасны власти, особенно — для нынешней кремлевской.
 
* * *
Вы не знаете, господа европейские и американские издатели, современной русской литературы потому, что ваше осознание ценности художественного произведения давно уже застряло где-то между колен человеческих и пупом. А настоящая литература всегда исследует душу. Так было и продолжается со времен Гомера, так будет всегда, а если кто пишет иначе — тот исчезает в реке забвения, либо остается в памяти людской, как Герострат. И вы — защитники «кремлевской плесени» — похожи на тех, кто помогал Герострату носить охапки сухих веток к одному из чудес света, храму Артемиды. Еще и огонь раздуваете, воскуряя Аксенову, аксенышам и дамам из литературного борделя фимиам.
Поддерживая эстетику и образ мысли «кремлевской плесени» и делая вид, что нет писателей Петра Алешкина, Виорэля Ломова, Валерия Куклина, Льва Котюкова, Татьяны Жариковой и других писателей группы 17, вы участвуете в преступлении против человечности, служите международной мафии, обманываете и уродуете собственные народы, своих детей и внуков. Как ни странно, но все ваши вопли в печати и по телевидению по поводу очевидности дегенеративных мутаций человечества при всей их искренности лживы. Потому что, говоря о подобного рода гуманизме, вы служите Молоху и вещаете то, что угодно ему.
Настоящие русские писатели служат Свету.
У вас, господа, чтобы спастись вам самим, чтобы цивилизация Европы выжила, нет иного выхода, кроме, как припасть к источнику настоящей русской литературы и испить чащу наших знаний. Мы — писатели поруганной земли русской — знаем ответы на ваши вопросы, даже на те, которые вы еще и не догадались задать. Потому что мы пережили крушение целой цивилизации, а вы — только стоите на пороге этой грандиозной трагедии. Потому что мы остались верны принципам, заложенным в основу учения Христа, вы — отказались от них. Потому что мы стоим на плечах таких титанов, как А. Пушкин, Н. Гоголь, Ф. Достоевский, Л. Толстой, М. Шолохов, а вы своих гениев отправляете в бумагорезательные машины и в мусорные баки. Потому, наконец, что мы выжили и выживаем в горниле борьбы с многоглавой гидрой международной наркомафии, у которой на службе находятся судебная, исполнительная, законодательная власти в России, в каждой из стран СНГ и Балтии, а вы уже давно подняли лапки вверх и согласились служить любой плесени: кремлевской ли, белодомовской ли, иерусалимской, парижской, лондонской, да хоть бы и киргизской…
Потому что Молох — он всевластен везде, кроме, как на святой Руси (Москва давно перестала быть частью Руси, а вам про то еще и не ведомо). И вам надо держаться за нас. Иначе — конец той цивилизации, которая началась от Парфенона и первых проповедей Савла, от Перикла и Эсхила. Греко-римская цивилизация стоит на грани исчезновения. И спасти ее мы сможем только вместе.
 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Система Orphus

Важное

Рекомендованное редакцией