Суббота 25.05.2024

Актуальные новости


Новости

общество

17 Сен, 14:24

Анонсы

Роман Пырма: «В молодежь необходимо инвестировать»

30. 10. 2013 1 261

Foto-Pyrma-Roman

По прогнозируемым данным к 2025 году численность молодежи снизится на 10 миллионов человек, что приведет к резкому «старению» России. Данная цифра следствие демографического кризиса 90-х годов. В связи с такими прогнозами Федеральное агентство по делам молодежи инициировало разработку новой Стратегии молодежной политики до 2025 года, которая позволит компенсировать количественные потери за счет повышения качества человеческого капитала. Подробнее о целях и задачах Стратегии рассказал советник руководителя «Росмолодежи» Роман Пырма.

— Почему возникла необходимость пересмотреть Стратегию молодежной политики России?

— Мы стратегию не пересматриваем, мы предлагаем разработать стратегию, отвечающую глобальным задачам развития России, ориентированную на формирование будущего при самом активном участии молодежи. По потенциалу человеческого капитала Россия находится в первой десятке стран, а по уровню конкурентоспособности — на 66-м месте. Этот разрыв необходимо преодолеть, приведя конкурентные возможности нации в соответствие с ее человеческим капиталом. Стать лидерами мы сможем, только если будем развивать человеческий капитал, который способен производить передовые продукты и технологии. В современном мире экономическая конкурентоспособность — показатель силы государства. Стратегия рассматривает инструменты и методы воспитания конкурентоспособного молодого человека. Очевидные проблемы кроются в мировоззренческих ценностях и сформированных компетенциях целых поколений наших граждан.

Те, кого мы сегодня называем молодежью, через 10–20 лет будут определять положение страны. Стратегия необходима для обеспечения роста человеческого капитала и создания проекции будущего, что поможет создавать новые пути решения существующих проблем.

К 2025 число молодых людей в России уменьшится с 35 миллионов до 25. Поэтому людям, которым сейчас от 20 до 30 лет, придется работать с тройными усилиями. Потребность в высококвалифицированных специалистах будет расти. Президентом поставлена задача создания к 2020 году 25 миллионов высокопроизводительных рабочих мест. Молодежь должна быть подготовлена, адаптивна к меняющимся условиям. Добиться этого можно, поставив целью взращивание, воспитание, образование человека будущего. Конкурентоспособный молодой человек — это центральная фигура в новой Стратегии молодежной политики.

 

— Существует мнение, что молодежная политика России очень слабая. Вы можете опровергнуть это или подтвердить?

— ГМП не отличается скоординированностью и работой на глобальные задачи. Это связано с тем, что у нас нет сформированной системы молодежной политики. Без межведомственного взаимодействия, координации деятельности субъектов Российской Федерации и муниципалитетов, планирования государственных ресурсов, в т.ч. финансовых, построить сильную молодежную политику невозможно.

 

— Какие задачи должна выполнять молодежная политика?

— Мы сформировали два блока задач. Во-первых, необходимо сформировать мировоззрение молодого человека. Мы выделили несколько приоритетных ценностей: нравственность, патриотизм, здоровый образ жизни, инновации, правосознание и экология. Второй блок задач — это развитие компетенции молодых людей, развитие креативного мышления, коммуникативных и предпринимательских навыков. И главное — привить дух активной деятельности, вложить понимание смысла развития. Образовательная часть должна оставаться не только на уровне знаний, но также на уровне навыков и умений. Человек должен иметь опыт позитивного участия в общественных процессах.

 

— Какие шаги необходимо предпринять для реализации Стратегии?

— Нужно сформировать систему межведомственного взаимодействия. В связи с этим такие структуры, как «Росмолодежь», Министерство образования и науки, должны получить второй ключ к программам и мероприятиям, касающимся молодежи по линии других ведомств. Для этого необходимо выделить в каждом ведомстве «молодежные измерения». Во-вторых, мы должны выстроить взаимодействие с регионами. Здесь недостающим элементом является, конечно же, Федеральный закон об основах молодежной политики. Одним из предметов этого Закона должно стать взаимодействие между центрами, регионами и муниципалитетами. Пока этот вопрос не урегулирован, говорить о координации молодежной политики в рамках всей страны чрезвычайно сложно. Поэтому мы продвигаем идею о принятии Закона, чтобы выстроить институциональную систему взаимодействия между структурами, занимающимися молодежной политикой.

 

pW_4KEpqBhw

 

— В Стратегии есть пункт, посвященный институтам развития молодежи. Что это такое?

— Помимо центральных, региональных ведомств и муниципалитетов, нужно подключить к системе молодежной политики общественные объединения, гражданский сектор и бизнес-сообщество. Не менее важным институтом является семья. Именно она аккумулирует ресурсы на развитие молодого человека и больше, чем государство и бизнес, и главное — эффективнее. Необходимо наладить информирование и профориентацию семей, чтобы обозначить приоритеты, образ и задачи государства.

 

— Какие регионы, на ваш взгляд, отличились более эффективной молодежной политикой?

— Белгородская область, Красноярский край и Татарстан. В последнем создана мощная инфраструктура, которая может быть активно задействована в реализации мероприятий. Значительная часть объектов появилась в рамках Универсиады. К сожалению, в большинстве регионов молодежная политика представляет собой отдел не более чем из пяти человек с бюджетом, не превышающим десять миллионов рублей в год. Очень сложно разворачивать деятельность с такими ресурсами. Это означает номинальное существование молодежной политики.

 

— Из каких сегментов должна состоять действующая молодежная политика?

— Прежде всего, это неформальное образование, которое не входит в программу специальных образовательных учреждений. Образовательные стандарты меняются не так часто. И это нормально. А вот неформальное обучение должно соответствовать актуальным задачам, требующих гибкости и скорости обучения. Система молодежных форумов — это как раз пример неформального образования. Второй сегмент — это содействие развитию молодежных проекта через проведение системы грантовых конкурсов. Конкурсы необходимо проводить на муниципальном, региональном и федеральном уровнях. В прошлом году «Росмолодежь» организовала Всероссийский конкурс молодежных проектов, благодаря чему молодые люди смогли презентовать свои проекты и получить финансовую помощь в размере от 50 до 300 тысяч рублей. Финансовые отношения государства и молодого человека должны быть прямыми и адресными. В-третьих, необходимо поддерживать молодежные организации и финансово обеспечивать их развитие, расширение их деятельности. Пока крупных общественных организаций России крайне мало. Парадоксально, в России есть федеральный закон о поддержке детских и молодежных объединений, но финансирование не осуществляется из-за отдельных положений этого закона и позиции структур, утверждающих бюджет.

 

В-четвертых, для реализации и координации молодежной политики нужна инфраструктура. «Росмолодежь» продвигает вопрос о комплексном строительстве объектов для форума «Селигер». Следует создать сеть опорных молодежных ресурсных центров. Необходимо сформировать площадки подведомственных учреждений в регионах. Сейчас инфраструктура молодежной политики едва ли может составлять 1% от того, что было в Советском Союзе. Тогда система представляла собой вертикаль, у которой было все: средства массовой информации, Дома молодежи, санатории, гостиницы, свое мировое туристическое агентство «Спутник». И эта система пронизывала все — от центра вплоть до комсомольской ячейки на предприятиях. В-пятых, новации в молодежной политике необходимо внедрять, положительный опыт развивать и распространять. Для этого необходимы субсидии субъектам Российской Федерации на софинансирование молодежных программ.

 

— Опыт каких стран вы рассматривали при создании Стратегии?

— Система неформального образования, например, прочно закрепилась в европейской молодежной политике. В ЕС существуют специальные программы, нацеленные на воспитание самостоятельного гражданина Европы. В России используются подобные инструменты реализации молодежной политики, но они не институализированы. Ряд стран отличается тем, что качественно финансирует молодежные проекты, например, Австрия и Франция. Эффективной поддержкой общественных организаций отличается Финляндия, где общественные центры обеспечены площадками и оборудованием для работы с молодежью.

 

В США есть общенациональные программы, например, «First» — это система мероприятий, направленная на приобретение молодыми людьми технических навыков. С ранних лет ребят учат техническому творчеству, вовлекают в инновационную и инженерную деятельность через робототехнику. В они проводят мировые технофорумы и соревнования, в которых активно участвую как государственные структуры, такие как NASA, DARPA, U.S.Air Force и др., так крупнейшие корпорации — Qualcomm, Boeing, GM и т.д. К программе подключены ведущие университеты. В этой программе увязаны интересы молодежи, образования и работодателей. В целом мы задались целью в рамках подготовки доклада о состоянии молодежной политики изучить опыт самых конкурентоспособных и быстроразвивающих стран.

 

— Не боитесь ли вы, что конкурентоспособная молодежь продолжит традицию предшественников и мигрирует в более развитые страны?

— Именно поэтому мы должны обеспечить человеку комфортные условия для самореализации в нашей стране. Инвестиции в молодежь, которые мы сделаем сейчас, дадут многократную прибыль в дальнейшем. Когда мы говорим о ценностях, прежде всего, речь идет о патриотизме. Человек должен чувствовать связь со страной. Патриот — это конкурентоспособный человек. Очень важно, чтобы патриотизм носил практический выход.

 

— Поможет ли Стратегия создать комфортные условия для развития молодежи?

— Стратегия дает цели, задачи, способы, индикаторы развития молодежи. Механизмами реализации стратегии должны стать федеральная целевая программа «Молодежь России», межведомственное и межрегиональное взаимодействие, концентрация ресурсов на ключевых задачах.

 

— Существует пласт молодежи, в который входят представители рабочих профессий. К сожалению, им неинтересна молодежная политика и проекты. Это напоминает отголоски 90-х, когда в колледж шли ребята из неблагополучных семей, чтобы получить хоть какое-то образование. Они не задаются вопросами развития благосостояния России, у них совершенно другие ориентиры. Как сделать эту молодежь более активной? Учитывает ли Стратегия работу с такими ребятами? Или мы ищем только талантливых и работаем с ними?

— Нет, Стратегия ориентирована на всю молодежь, на все 35 миллионов. Разница лишь в подходах к каждой аудитории. На уровне федеральной целевой программы должны быть предусмотрены система мероприятий, проекты для молодежи рабочих специальностей. Важно включить их в производственную практику. Нужно поднять статус рабочих профессий Необходимо дать понимание того, что каждый из молодых людей нужен стране.

 

— Стратегия рассчитана на период до 2025 года. То есть у нас менее чем 15 лет на то, чтобы сформировать конкурентоспособного молодого человека. Достаточно ли этого? Или временные рамки в данном случае условны?

— При аккумулировании усилий всех ведомств этот период более чем достаточный. Мы говорим об управлении молодежным ресурсом и решении конфликтов, которых не избежать в виду того, старое всегда сталкивается с новым. За это время необходимо научиться управлять конфликтами. Только в такой ситуации можно создать будущее и обеспечить скачок в развитии страны.

 

— Какие слабые места вы можете выделить в Стратегии?

— Основное слабое место — это формирование институционального дизайна молодежной политики. Ведомства с большой неохотой пойдут на то, чтобы орган государственной власти ответственный за реализацию молодежной политики «Росмолодежь» координировали их деятельность и вмешивались в их интересы. Поэтому необходимо создать надведомственные структуры: Совет по молодежной политики во главе с Президентом России, правительственную комиссию по развитию молодежи. И конечно нужен Закон, который позволит выстроить систему взаимодействия на всех уровнях государственной власти. Для реализации Стратегии необходимы информационные ресурсы, молодежные каналы и порталы.

Ну и еще одна проблема — средства. На реализацию Стратегии необходимо как минимум 25 миллиардов на пять лет. Но это лишь дополнительные суммы к тем, что есть сейчас, в т.ч. у других ведомств. В молодежь необходимо целевым образом вкладывать деньги. Тогда наше будущее станет более определенным и достойным. Стратегия развития молодежи Российской Федерации на период до 2025 года разработана Федеральным агентством по делам молодежи при поддержке Министерства образования и науки РФ и Открытого правительства, а также РАНХИГС и МГГУ им. М.А. Шолохова. Проект Стратегии будет обнародован для широкого общественного обсуждения к 1 ноября 2013 года.

Комментарии экспертов:

«Органов много — политики нет», — Гиль Сергей Сергеевич, начальник Управления образования и инноваций Центросоюза Российской Федерации, доктор педагогических наук, профессор.

— В докладе и Стратегии мы много говорим об опыте других стран. Но я бы перевел акцент со сравнения на преимущества молодежной политики. Ключевой недостаток нашего подхода в том, что мы забываем, какая перед нами стоит задача. Нам нужно не констатировать дефицит по отдельным направлениям, а восстановить точки роста. Пока мы сравниваем, другие страны активно занимаются молодежью.

Второй момент. Говорить о преимуществах молодежной политики невозможно с таким миропониманием. Доклад к Стратегии написан через призму взглядов Институтов по молодежной политике, которые не собирали реальную статистику, а «ломали» голову как же защитить себя все 90-е. Выходцы из Советского союза убедили себя в том, что ГМП — это не что иное, как органы по делам молодежи. Поэтому органов много — политики нет. А нам необходимо сделать акцент на работу с молодежью.

В третьих, наблюдается очень серьезное противоречие между тем, как надо и тем каким языком мы это «надо» описываем. Например, методы здоровья нации прописаны в соответствующем разделе, а далее следует список того, что мы делали до сих пор. Слова и понятия, которыми прописаны приоритеты и меры внутри них — это слова их прошлого багажа. А задача, которую нужно решать, есть сегодня. Нужно собрать фокус-группу и написать Стратегию языком, тех молодых людей, которые будут следовать ей.

В Европе очень жесткий подход к молодежной политике. В Финляндии определили четыре основных компетенции, которые должны быть у каждого молодого человека: социальная ответственность, предприимчивость, патриотизм, эффективность.

Наша задача, как разработчиков — описать, сколько нужно усилий, почему мы отстали и почему нужно «рвать» со страшной силой.

«Наша задача — «не потерять» молодежь к 2025 году», — Ростовская Тамара Керимовна, профессор кафедры социологии молодежи и организации работы с молодежью МГГУ им. М.А. Шолохова, доктор социологических наук:

— До сих пор, к сожалению, правовой статус молодежи не установлен. Мы знаем только возрастной ценз — от 14 до 30 лет. Хотя наши коллеги из Госдумы хотят увеличить его до 35. Мы до сих пор не знаем, кого нужно считать молодежью России. Это либо только граждане Российской Федерации, либо под эту категорию подходят молодые люди, прибывшие в Россию на пять лет, чтобы получить высшее образование, либо это молодые люди с двойным гражданством или вообще без него. Ведь они также являются нашими субъектами хотя бы на эти пять лет. Мы с ним проводим мероприятия, форумы, образовательную программу. Этот момент нужно указать в Стратегии.

IMG_1918

Теперь самое главное. Мы с вами говорим о человеческом капитале. К сожалению, в отчете по Стратегии ГМП нет направления, касающегося духовно-нравственного развития и культуры семьи. В МГГУ им. М.А. Шолохова проходят лекции на тему духовно-нравственного воспитания в том числе. Мы рассказываем, что нужно вовремя выходить замуж, создавать семью, что нужно реанимировать студенческие семьи. Без освещения этой темы, мы не можем рассчитывать на улучшение демографической и политической ситуации в стране. Наша задача — «не потерять» молодежь к 2025 году.

«Мы работаем не для молодежи, а вместе с молодежью», — Смакотина Наталья Леоновна, заведующая кафедрой глобальных социальных процессов и работы с молодежью Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, доктор социологических наук, профессор:

— Очень радует, что разработчики Стратегии ушли от цели формирования только лидеров. Молодежью, как отдельной социальной группой в составе населения, государство не занимается. Будущая Стратегия должна выглядеть не как Стратегия для молодежи, а как работа вместе с молодежью. Это не новые слова. В 2000 годах возник лозунг: «Мы работаем не для молодежи, а вместе с молодежью».

Когда мы говорим о Стратегии, мы должны обращаться к самому понятию слова «молодежь». Оно включает и экономический подход, и социокультурный, и психологический. Поэтому необходимо дать определение молодежи с точки зрения экономики, психологии, социологии, культуры и т.д.

Обращаю внимание, что Стратегия рассматривает и прогнозирует развитие России в мире. Мне понравился анализ опыта, обзор молодежной политики за 90-е и 2000-е годы. В связи с этим вопрос: кто будет проводником в молодежной политике? Нужны совершенно другие молодежные кадры. Видение ГМП должно соответствовать времени. Предлагаемая Стратегия, несмотря на долгосрочное развитие, должна отражать состояние общества. Молодые люди, которые будут управлять страной через 10-15 лет, выросли в условиях нестабильности и кризиса. Это особое поколение. Поэтому мы должны писать Стратегию с пониманием, кто возьмет управление Россией в свои руки.

«Молодежная политика — это оказание услуги обществу», — Мякинин Дмитрий Анатольевич, кандидат экономических наук, почетный работник сферы молодежной политики.

— Для того, чтобы говорить о развитии молодежной политики, необходимо понять, кого мы считаем молодежью. Дети — это люди, которые не достигли совершеннолетия, они не дееспособны и находятся под контролем родителей. Взрослые люди полностью самостоятельны, полностью дееспособны. А вот переходный период между взрослыми и детьми — это как раз молодежь. Они не могут растить и воспитывать детей. Они социально не адаптированы. Студент в 23 года уже вроде как взрослый, но при этом живет за счет родителей, зависит от них, как ребенок. Отсюда возникает вопрос: какая цель у молодежной политики? Я считаю, что цель — это ускоренная социализация молодых людей, трудовая адаптация и воспитание граждан. Есть смысл сделать в Стратегии акценты именно на эти понятия.

В молодежной политике социальный комплекс отличается от других направлений. Например, здравоохранение — это оказание медицинских услуг человеку, образование — оказание обучающих услуг, а молодежная политика — это оказание услуги обществу — создание нового поколения, создание здорового капитала. Это не оказание услуги конкретному молодому человеку, это не воспитание в молодом человеке гражданской позиции, патриотических чувств, а социальная адаптация.

Цель Стратегии — подготовка конкурентоспособного человека с креативным инновационным мышлением. Но сама по себе эта подготовка ничто, потому что, когда мы выращиваем массу талантливых молодых людей, они не находят возможности использовать свою креативность и уезжают. То есть мы фактически воспитываем молодых людей для чужой экономики. В Стратегии очень верно говорится о правиле двух ключей. Молодежная политика — это не только политика, которая подразумевает присутствие главного ведомства и программы. Помимо этого должна быть широкая законодательная база, которая бы регулировала работу всех учреждений, занимающихся трудоустройством, образованием, патриотической деятельностью и культурой.

 

 

автор: Екатерина Иванова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Система Orphus

Важное

Рекомендованное редакцией