Суббота 25.05.2024

Актуальные новости


Новости

общество

17 Сен, 14:24

Анонсы

150 лет Михаилу Васильевичу Нестерову – создателю образов русских как идеальных людей

14. 05. 2013 1 034

 

Одним из самых громких событий в Третьяковской галерее стала выставка в честь юбилея этого загадочного русского художника, умеющего затронуть национальные струны. Как и все выставки подобного масштаба, она позволяет всем ценителям творчества мастера узнать что-то новое до сих пор потаенное, известное только узкому кругу, превращается в настоящее исследование философии особенной страны — Нестеровской России.  Демонстрируют около 300 произведений из 24 музеев России, Украины, Беларуси и 10 частных коллекций (в том числе из коллекции  внучек: художника кино Ирины Викторовны  Шретер, подаренная Третьяковской галерее,  и профессора  медицины Марии Ивановны Титовой -она присутствовала на открытии). Да  мастер принадлежал к Серебряному веку, но нельзя не признать, влияния на него Василия Лукича Боровиковского, который происходя из семьи иконописцев, писал женщин как ангелов, мужчин как пророков с икон. Подобный  прием также использовал Нестеров. Наибольший интерес, безусловно, вызывают задушевные вещи из  коллекций его внучек, вновь отреставрированные полотна. Он, соединив традиции аристократического и фольклорного искусства, обобщив опыт всего предыдущего художественного развития,  создал собственное яркое  искусство вначале  в реалистических традициях, потом с удлиненными силуэтами в стиле модерн.

 Казалось,    уфимскому купеческому сыну Михаилу, предпочитавшему не коммерцию, но  искусство,     была сразу  уготована судьба человека с высоким духом, настолько в юности  его  красота, унаследованная от матери, почитавшей старорусское домоводство,  напоминала  лики  отроков со  старинных икон. (На выставке представлена галерея фотопортретов семьи художника). Он  всю жизнь  выбирал себе в спутники тех, чьим   предназначением  было сеять разумное, доброе,  вечное.

В экспозиции  9 разделов, отразившим все периоды развития. В Московском училище живописи, ваяния и зодчества  ученик художника-критика Василия Григорьевича Перова,  начавший как жанрист,  приковывает пристальный интерес и сочувствие зрителя к маленькому человеку – нелепому униженному бедному чиновнику («Домашний арест» 1883 г.Государственная Третьяковская галерея).

Но смерть от родов  горячо любимой казавшейся ему идеальной первой жены Марии Ивановны  Мартыновской (дочери московского учителя), которую он изображал в образе русской царевны и Христовой невесты — последний раз  написал ее  буквально на одре — увела Нестерова  от подражательных работ учителю на новую  столбовую дорогу воспевания красоты русской души и природы Отечества. Его стало интересовать не критическое отношение к людям, а поиски в них духовности.    «Любовь к Маше и потеря ее, — признавался он, — сделали меня художником, вложили в мое художество недостающее содержание, и чувство, и живую душу, словом, все то, что позднее ценили и ценят люди в моем искусстве»,- признавал Михаил Васильевич.

Да, женская тема  в его творчестве всегда занимала особое место. Он создал великолепные портреты обеих своих жен Марии Ивановны и Екатерины Петровны и трех дочерей Ольги, Веры, Натальи —  Нестеровских девушек, готовых к подвигу доброты и жертвенности с величавой красотой и достоинством.  «Портрет дочери художника О.М. Нестеровой (Амазонка)» (1906, Государственный Русский музей).«Девушка у пруда. Портрет Н. М. Нестеровой» (1923 г.), «Портрет В.М. Нестеровой в бальном платье» (1928 г.). (Что характерно,  дочь Веры Михайловны Мария Ивановна Титова  пришла  выставку в том же браслете, что на портрете матери).   У каждой Нестеровской героини сложная духовная работа, взор, обращенный внутрь , все они запечатлены в момент принятия поворотного решения.   Мужественный образ  святой равноапостольной Ольги (1927 г.), молящейся небу «Великомученицы Варвары» (Музей музыкальной культуры имени Глинки, 1894 г.), портрет писательницы и просветительницы Анны Константиновны. Чертковой, жены издателя Льва Николаевича Толстого Владимира Григорьевича  Черткова (1890 г.)   из коллекции И.В. Шретер, прощающееся с земным присутствием  «Больная девушка» (1928 г. Мемориальный музей-квартира  А.М. Горького).    Безнадежной неразделенной любви прекрасных женщин, ведущей их в монастырь от земных страданий,  посвящены работы  по мотивам   «На горах» Павла Ивановича Мельникова-Печерского (1896, Киевский национальный музей русского искусства).  А вот «Девушка за приворотным зельем» в  старинной нарядной одежде  еще надеется   на замужество и пришла за помощью к колдуну, но на ее лице видно, как  борются  добро со злом  (1884 г., дар М.К. Морозовой).                                                                                                        Надо признать,  будь то портрет, пейзаж, в них  всегда отражается Нестеровская атмосфера  красоты, желания творить добро, жертвенности и трагедийности русского духа, как в мыслящей природе в «У озера», в многоцветье  листвы «Осеннего пейзажа» (1906 г.) (собрание М.И. Титовой).

Уже в советское время художник   портретировал людей близких, равновеликих  ему по значению в отечественной культуре, таких же духовных гигантов как  сам: академика архитекторы друга и соратника Алексея  Викторовича Щусева, скульпторов-монументалистов Веру Игнатьевну Мухину  и Ивана Дмитриевича Шадра. Они  подобно Нестерову создали образы  совершенных идеальных людей. Но он воспел подвижников доброты, Шадр и Мухина – богатырей-победителей. А за портрет    физиолога Ивана Петровича Павлова ему была присуждена Сталинская премия. Благодаря благоволению вождя художнику удалось  вызволить из ссылки в Джамбул старшую дочь Ольгу Михайловну, муж который   был расстрелян.

В  экспозиции эскизы к храмовым росписям во Владимирском соборе в Киеве, в церкви Александра Невского в Абастумане (Грузия), церкви Покрова Богородицы в Марфо-Мариинской обители милосердия в Москве, Троицком соборе в Сумах (Украина), эскизы мозаик в храме Воскресения Христова (Спаса на Крови) в Санкт-Петербурге. Современная техника позволяет, словно пройти по храмам, рассмотреть росписи подробно. 

 Были специально отреставрированы к выставке «Юность преподобного Сергия», 1892–1897 гг.), картина «Голгофа» (1900, обе – Государственная Третьяковская галерея), десятки лет хранившаяся на валу, экспонируемая впервые.

Но центр экспозиции полотно «На Руси (Душа народа)» (1914–1916 гг., Государственная Третьяковская галерея). В нем собирательный образ России  — вслед  за ангелоподобным ребенком-пророком (написанным с сына Алеши) движется к спасению крестный ход:   русский царь, Лев Николаевич Толстой, юродивый, милосердная сестра-поводырь ослепшего воина, люди разных эпох, сословий и состояний.  

 На сломе эпох усиливается тяга к переосмыслению опыта,  интерес к своим корням, к традициям, необходимый для  национальной самоиндентификации. Отсюда у  художника, начавшего творить в конце Х1Х век — начале ХХ века    персонажи, одетые в национальную одежду: женщины — в длинных сарафанах, в платах до глаз, мужчины в древнерусском княжеском  одеянии, стрелецких алых кафтанах, монашеской  одежде.  Примечательно, что сейчас мы,  переживая время перемен, переосмысления достигнутого,  находим многие  ответы на свои вопросы в  созвучном творчестве Нестерова. Общепризнано, что оно  было созвучно поискам национальных духовных мыслителей и писателей. Обнадеживает, что  идеи национальной самоиндентификации через  русские традиции ежегодно звучат на Дне славянской письменности, на Дне святых Петра и Февронии в Муроме, проводимом  при поддержке супруги премьер-министра Светланы Медведевой,  и  будут вновь  развиты на  Третьем международном конгрессе фольклористов, который по поручению Министерства культуры России организует Государственный республиканский центр русского фольклора в феврале 2014 года в Москве. 

 

Выставка открыта по 18 августа 2013

Крымский Вал, 10, залы 60–61

 

Елена Маслова

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Система Orphus

Важное

Рекомендованное редакцией