Воскресенье 19.05.2024

Актуальные новости


Новости

Татьяна Жарикова

17 Сен, 14:24

Анонсы

Полководец Паскевич

20. 01. 2014 1 893

1267681273_0_205d8_dee73753_xl

Великому русскому полководцу, Герою Отечественной войны 1812 года, генерал-фельдмаршалу Ивану Федоровичу Паскевичу не повезло с исторической памятью. Несмотря на то, что он сделал для России значительно больше, чем некоторые известные в нашей истории генералы, писали и пишут о нем мало.

В Советское время имя его замалчивалось потому, что он был личным другом Николая I, и потому, что именно он разгромил польское восстание 1831 года и венгерское 1848-1849 гг., а в нынешнее время места рождения его и погребения оказалось за границей. Украинским националистам не нужна память о русском полководце. Нам хочется, чтоб молодые люди знали имя и подвиги во имя России этого великого человека.

 

Иван Паскевич родился в семье небогатого полтавского помещика 8 мая 1782 года. В одиннадцать лет поступил в Пажеский корпус. В восемнадцать, за несколько месяцев до выпуска из корпуса, он стал лейб-пажом императора Павла I. В октябре 1800 года Паскевича определили поручиком в лейб-гвардии Преображенский полк и флигель-адъютантом императора. За десять лет юный Паскевич пройдет путь от поручика до генерала, которым он станет в 28 лет. А через 50 лет 5 октября 1850 г. в Варшаве на торжественной церемонии в связи с 50-летием военной службы наместника в Царстве Польском генерал-фельдмаршала Паскевича император Николай I перед строем вручит своему полководцу новый, богато украшенный фельдмаршальский жезл с надписью «За двадцатичетырехлетнее предводительство победоносными российскими армиями в Персии, Турции, Польше и Венгрии», а когда раздастся команда к церемониальному маршу, во главе войск начнет чеканить шаг, отдавая воинскую честь фельдмаршалу, сам государь-император.

 

История русской армии не знала такого, исключая, может, только время Петра I, который не боялся уронить своей монаршей чести, отмечая заслуги подданного. Император Николай посчитал недостаточным отданное войскам еще за год до этого повеление оказывать фельдмаршалу те почести, что положены были только самому императору. Такого тоже в истории России не было. Со времен Потемкина ни один военный деятель не был так осыпан щедротами монарха. Что же произошло в жизни Паскевича за эти пятьдесят лет? Давайте посмотрим вместе. Весной 1805 года Иван Паскевич поступил в распоряжение командующего Молдавской армией старого екатерининского генерала Михельсона, воевавшего еще с Пугачевым. В 1806 году И.Ф. Паскевич принял участие в военных действиях против Турции, командуя небольшими отрядами и исполняя различные поручения. За проявленное мужество он был награжден орденом св. равноапостольного князя Владимира 4-й степени с бантом и золотой саблей с надписью «ЗА ХРАБРОСТЬ». Генерал Михельсон дал своему подчиненному характеристику, справедливую и для последующих его кампаний: «Во всех делах флигель-адъютант Паскевич проявил себя неустрашимым и войну понимающим офицером, каковых поболее желать надлежит».

 

За сражение при Татарице Паскевич удостоился ордена святой Анны 2-й степени. За участие в штурме Базарджика, где Паскевич командовал Витебским пехотным полком, он был удостоен ордена св. Владимира 3-й степени, а позже, 7 июля 1810 года за храбрость, проявленную при осаде Варны, был удостоен Военного ордена св. Великомученика и Победоносца Георгия 4-го класса. За победоносное сражение при Батине 26 августа 1810 года Паскевич был произведен в генерал-майоры. За пять с лишним лет первой для Паскевича турецкой войны везение изменило отважному офицеру лишь один раз: в 1807-м, при штурме Браилова, он был ранен в голову. В остальное время пули и ядра пролетали мимо, а чины и ордена, напротив, не обходили грозного воителя. В 28 лет Паскевич стал генералом не по протекции влиятельного лица, как обычно бывает с молодыми назначенцами. Талант молодого полководца отмечали все его начальники, включая князя Багратиона, под началом которого он воевал с турками. Вот как характеризовал Паскевича князь Багратион после сражения при Силистрии: «Мужественно защищался и не только не оставил трофей в руках турок, но, отражая множество их атак с большой для них потерею, подавал всем пример отличной распорядительности и неустрашимости». Начавшаяся в 1812 г. война с Наполеоном застала генерала Паскевича в должности начальника 26-й пехотной дивизии из 7-го пехотного корпуса генерала Н.Н. Раевского (к слову, Иван Федорович был самым молодым дивизионным командиром в русской армии).

 

Действуя в составе 2-й армии П.И. Багратиона, дивизия Паскевича отличилась в тяжелых оборонительных боях под Салтановкой и Смоленском. В Смоленском сражении Паскевич стоял насмерть, защищая Королевский бастион, и Багратион тепло поблагодарил генерала за проявленное мужество. В Бородинском сражении дивизия генерала Паскевича занимала ключевую высоту над рекой Колочь. Генерал доблестно защищал редут на Курганной высоте, вошедший в историю под названием «батареи Раевского». Атаки французов, которые в пять раз превосходили численность дивизии Паскевича, следовали одна за другой. Держались «с отчаянием», как отозвался историк, потеряв не менее 3 тысяч человек. Под командиром дивизии были убита одна лошадь, ранена вторая. Тем не менее, его подчиненные не только отбили все вражеские атаки, но, как только на помощь подошла 12-я пехотная дивизия генерала И.В. Васильчикова, нанесли ответный удар. Из шести полков дивизии Паскевича осталось в строю около 1200 человек — один полк. Все мы помним, как Лев Толстой в своей эпопее «Война и мир» описывал сражение за батарею Раевского, свидетелем которой стал Пьер Безухов. Так сражались русские солдаты под командованием молодого генерала Паскевича. За Бородино командир дивизии был награжден орденом святой Анны 2-й степени. Позднее именно Паскевичу заболевший Раевский доверил корпус, мотивировав выбор следующими словами: «С такими генералами в бою достигается невозможное, а в походах спокойно бывает».

 

Дивизия генерала Паскевича участвовала почти во всех битвах против наполеоновских войск. В сражении под Красным Паскевич возглавил штыковую атаку трех пехотных полков, опрокинувших колонны маршала Нея. За эту победу Паскевич был удостоен ордена св. равноапостольного князя Владимира 2-й степени, а Орловский полк был награжден серебряными трубами. На торжественном приеме в освобожденном Вильно (Вильнюсе) по случаю дня рождения Александра Iглавнокомандующий Кутузов представил Паскевича царю как одного из своих лучших генералов. В ходе заграничного похода полководец особенно отличился в сражении под Лейпцигом, вошедшем в историю как «битва народов» (4–7 октября 1813 г.). Во главе дивизии он ворвался в предместье города и взял до 4000 пленных и более 30 орудий. На следующий же день 31-летний герой был произведен в генерал-лейтенанты, награжден орденом святой Анны 1-й степени. В 1814 г. он сражался под Парижем против войск маршала Нея и въехал в Париж с победоносной русской армией.За взятие Парижа он удостоился ордена cв. благоверного князя Александра Невского. В поверженном Париже Александр I неожиданно для Паскевича представил его 18-летнему брату Николаю Павловичу: «Познакомься с одним из лучших генералов моей армии, которого я еще не успел поблагодарить за его отличную службу». «Николай Павлович после постоянно звал меня к себе и подробно расспрашивал о последних кампаниях, — вспоминал Паскевич. — Мы с разложенными картами по целым часам вдвоем разбирали все движения и битвы 12-го, 13-го и 14-го годов. Будущий император в юности был одинок, и дружба с Паскевичем стала ярким событием в его жизни. На последующие сорок лет их связала дружба, редкостная между монархом и его подданным. Но беспрецедентным служебным ростом полководец был в первую очередь обязан ратным делам. Надо сказать, что ни сам Николай Павлович, ни кто-нибудь другой даже не предполагал в то время, что он станет императором. Ведь наследником царя был его брат Константин. В 1821 г. генерал Паскевич возглавит гвардейскую пехотную дивизию, командирами бригад в которой были великие князья Николай и Михаил Павловичи (впоследствии Николай I любил называть Паскевича «отцом-командиром»).

 

В 1817 году Иван Федорович Паскевич женился на троюродной сестре великого писателя Александра Грибоедова. У них родятся сын и три дочери, умрут супруги в преклонном возрасте в один день . Неожиданная смерть Александра I и не менее неожиданное воцарение Николая в обход Константина, отрекшегося от престола ради женитьбы на симпатичной польке Иоанне Грудзиньской, резко изменили судьбу Паскевича. Быть лучшим другом сурового и требовательного к себе и другим Николая I было неимоверно тяжело. Привилегия у Паскевича была лишь одна — получить назначение на самый опасный, порой безнадежный участок имперской работы. После событий 14 декабря 1825 года на Сенатской площади Паскевич назначен членом Верховного тайного суда по делу декабристов. Участие в суде над декабристами не радовало Паскевича, сумевшего отвести все обвинения от своего родственника Александра Грибоедова. Видя, что «отец-командир» тяготится столичной рутиной, в1826 г. Николай Iнаправил верного ему генерала на Кавказ «содействовать» генералу Ермолову, которому царь после дела декабристов не очень доверял. В те дни войска Персии напали на Россию, перешли границу и направились на Тифлис. В начавшейся войне русские войска под руководством Паскевича одержали победу в сражении под Елизаветполем, где 7 тысяч русских наголову разбили 35-тысячную армию наследного принца Аббас-мирзы, двигавшуюся на Тифлис. Паскевич построил войска в три линии. Подпустив противника на дистанцию прямого выстрела, русские открыли огонь в упор. Это привело наступающих в замешательство. Тогда два батальона русских и грузин ударили в штыки и прорвали центр противника. Разгром завершил удар драгун Нижегородского полка. На поле боя осталось несколько тысяч убитых и раненых да в плен попало около одной тысячи персов. Потери русских составили 46 убитых и 250 раненых. Это была первая военная победа в царствование Николая I, и обрадованный царь произвел Ивана Федоровича в чин генерала от инфантерии.

 

Сменив Ермолова в управлении Кавказом и командовании войсками, Паскевич продолжил борьбу с Персией. Новая кампания началась занятием Эчмиадзинского монастыря и блокадой столицы Восточной Армении Эривани, считавшейся по тем временам одной из наиболее сильно укрепленных крепостей. Отсутствие у Паскевича осадной артиллерии заставило его в ожидании ее прибытия из России перенести боевые действия в Нахичеванское ханство. 26 июня, взяв Нахичевань, русские обложили крепость Аббас-Аббад – опорную базу иранских войск. 2 июля начался обстрел крепости, а 5-го ей на помощь подошел Аббас-Мирза во главе 16-тысячного корпуса. Не теряя времени, Паскевич во главе сравнительно небольшого отряда двинулся ему навстречу и близ ручья Джеван-Булак нанес принцу настолько серьезное поражение, что защитники Аббас-Аббада, сознавая бесполезность дальнейшего сопротивления, через два дня сами открыли крепостные ворота. Прежде чем штурмовать оплот Персии на ее границах – Эривань (Ереван), предстояло овладеть ее преддверием — крепостью Сардар-Абад. Эта задача была решена с прибытием осадной артиллерии, пробившей в стенах крепости бреши, после чего персы ночью бежали в Эривань. Расположенная на крутом берегу реки, Эриванская крепость имела двойные стены, ров с водой и сильную артиллерию. Но Паскевич сходу приступил к осаде Эривани. Под сильнейшим огнем произведя лично рекогносцировку крепости, он приказал вести главную атаку на юго-восточный угол. Трехдневная бомбардировка крепости попутно с усиленными фортификационными работами настолько угнетающе подействовала на защитников, что гарнизон сложил оружие.

 

В плен сдались 3 тысячи человек, было захвачено 45 орудий. Потери русских составили всего 52 человека. «Знаменитая Эривань, – докладывал Паскевич в Петербург, – которой приобретение, как полагали, должно было стоить потоков крови, пала перед победоносным русским оружием, без великих пожертвований с нашей стороны…». «За отличное мужество, твердость и искусство, оказанные генерал-адъютантом Паскевичем при… важном завоевании знаменитой в Азии крепости Эривани», как гласил высочайший рескрипт, ее покоритель был пожалован орденом Св. Георгия 2-й степени. Вслед за тем Паскевич предпринял наступление на Тавриз. Город был хорошо укреплен, но ужас перед покорителем Эривани оказался настолько сильным, что после нескольких выстрелов ворота перед победоносными русскими войсками открылись, 6-тысячный гарнизон, бросив 40 орудий, через тыловые ворота бежал в Тегеран. Дорога на столицу Персии была открыта. Генерал Паскевич готовился взять Тегеран. Быстрые успехи императорских войск окончательно ошеломили персов. 10 февраля 1828 г. в деревне Туркманчай был подписан мир на весьма выгодных для Петербурга условиях: Персия уступала Эривань и Нахичевань и предоставила русским исключительное право плавания по Каспийскому морю. Сам Паскевич получил графское достоинство, стал графом Эриванским, а из уплаченной шахом контрибуции полководцу достался миллион рублей, который был потрачен на покупку роскошного имения в Гомеле с великолепным парком. Автор «Горя от ума» Александр Грибоедов, который в то время работал в Персии в дипломатической миссии и по поручению Паскевича доставил текст мирного договора с Персией императору Николаю I, писал Ивану Федоровичу из Петербурга: «Поздравляю вас и себя. Все, что вы для меня желали, сбылось в полной мере. Я получил от (министра иностранных дел) Нессельроде уведомление, что государю угодно меня пожаловать 4000 черв., Анною с бриллиантами и чином статского советника (равен генеральскому). — А вы!!! — Граф Эриванский и с миллионом. Конечно, вы честь принесли началу нынешнего царствования. Но воля ваша, награда необыкновенная. Это отзывается Рымникским и тем временем, когда всякий русский подвиг умели выставить в настоящем блеске. Нынче нет Державина лиры, но дух Екатерины царит над столицею севера». Это была последняя в истории России война с Персией (Ираном).

 

Никогда больше до наших дней Персия после ошеломительного разгрома от русских войск под руководством Паскевича не посягала на наши земли. В Армении до сего дня особенно чтут память о генерале Паскевиче, как о человеке, давшем свободу армянскому народу. В 1828-29 годах И.Ф. Паскевич активно участвует в войне с Турцией. Уже в июне 1828 года войска под его командованием взяли штурмом крепость Карс, а в июле овладели крепостями Ахалкалаки, Хертвис, Поти. За взятие Ахалцыха Паскевич удостоился ордена св. апостола Андрея Первозванного, а Ширванский пехотный полк назван его именем. 1829 г. принес русским войскам в Закавказье новые победы, но доставались они нелегко. В ходе кампании Иван Федорович предполагал овладеть Эрзерумом, а затем двигаться к побережью Черного моря, разрезая, таким образом, азиатские владения Турции надвое. Для наступления на Эрзерум генерал смог выделить не более 17 тысяч человек пехоты и кавалерии при 61 орудии. 19 июня у села Кайнлы русские попали в тяжелое положение: на фланге находился 20-тысячный корпус Гакхи-паши, а с фронта нажимал сильный корпус сераскира – главнокомандующего турецкими войсками. Паскевич с присущей ему решительностью двинулся против сераскира, сказав: «Теперь корпус мой похож на корабль: я отрубил якорь и пускаюсь в море, не оставляя себе обратного пути». Он разбил войска сераскира, а сам главнокомандующий бежал.

 

На следующий день без особого труда, скорее одним моральным воздействием на павшего духом Гакхи-пашу он разбил и его. Трофеи были немалые: 28 орудий, 2 тысячи пленных, 19 знамен, множество артиллерийских и продовольственных запасов. 26 июня русские вышли к Эрзеруму, а уже на следующий день крепость капитулировала. Получив донесение об этом, Николай I удостоил Паскевича ордена Св. Георгия 1-й степени, а через два месяца после окончания войны произвел в генерал-фельдмаршалы. Так Иван Федорович Паскевич стал четвертым и последним русским полководцем полным кавалером ордена Св. Георгия. До него полными кавалерами ордена были фельдмаршалы Кутузов, Барклай-де-Толли и Дибич-Забалканский Полководец, громкие победы которого в войне с Турцией 1828–1829 гг., по отзывам его современника, «произвели в России громадное впечатление».

 

Имя Паскевича в полном смысле слова не сходило с языка. Его донесения о военных действиях и приказы по войскам читались с восторгом и переходили из рук в руки. Популярность его была сродни суворовской. Летом 1831 года Паскевич был отозван с Кавказа и направлен в Польшу для усмирения восстания, начавшегося там осенью 1830 года. Не передать той грусти, писал современник, с которой Кавказская армия прощалась со своим главнокомандующим, а Тифлис – с просвещенным и гуманным правителем края. Около 5 тысяч человек верст за восемь от города провожали Ивана Федоровича, высказывая пожелания, чтобы он возвратился на Кавказ. Успешные боевые действия в Польше, закончившиеся взятием Варшавы, принесли Паскевичу титул светлейшего князя Варшавского и пост наместника Царства Польского с особыми полномочиями. Польшей он правил почти 25 лет. При нем в Польше было спокойно и мирно, не было ни одного волнения, и только после его смерти националисты стали поднимать головы. В 1849 году И.Ф. Паскевич назначен главой русской армии, направленной в Венгрию для подавления восстания против австрийских властей. Венгерская армия была разгромлена им за полтора месяца. В апреле 1854 года, во время Крымской войны, Паскевич вновь был призван на театр военных действий. Он возглавил командование русской армией, сражавшейся с турками на Дунае. Здесь он находился недолго, был контужен (27 мая 1854 года) при осаде Силистрии и, сдав командование армией Горчакову, выехал на лечение. Скончался Иван Федорович Паскевич 20 января 1856 года.

 

 

Татьяна Жарикова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Система Orphus

Важное

Рекомендованное редакцией