Четверг 29.02.2024

Актуальные новости


Новости

Карьера

17 Сен, 14:24

Анонсы

Николай Кулаков: «Звукорежиссёр лает не хуже собаки»

05. 08. 2014 2 769

Николай Кулаков за работой на Леннаучфильме

В кинематографе существует множество профессий, каждая из которых имеет огромное значение при создании того или иного аудиовизуального произведения. Одной из самых значительных в кино считается профессия звукорежиссёра.

Звукорежиссёр отвечает за звуковое оформление кинофильма. В зависимости от той или иной работы фильм может получить различные краски и оттенки, приобрести необходимую смысловую и эмоциональную нагрузку. Нам захотелось узнать о деталях и интересных моментах этой профессии. Для этого мы решили пообщаться с одним из ведущих звукорежиссёров старейшей киностудии «Леннаучфильм» Николаем Кулаковым.

 

—        Расскажите, пожалуйста, о сути вашей профессии, об ее обязанностях и задачах… Для тех, кто никогда не сталкивался с работой звукорежиссёра.

—        Звукорежиссёр — это некий симбиоз техника, работающего с микрофонами, пультами, проводами, и своеобразного поэта, расчерчивающего свою рифму по ритму картины. Есть некий стерео­тип, что звукорежиссёр — это тот человек, который только на кнопки нажимает. Отчасти это правда, тем более что кнопок куда больше, чем можно себе представить. Но ведь звукорежиссёр ещё и помогает режиссёру в рождении образа, раскрывая замысел во всей его красе. Причём не только посредством музыки. К примеру, в кадре вы видите пустырь, над которым нависает заброшенная многоэтажка.

 

Как можно подчеркнуть всю безысходность пейзажа? Оглушающая тишина не так хорошо сыграет, как зарисовка, состоящая из гула электрощита, лая собак, карканья ворон, электрички вдалеке и скрежета осколков под ногами главного героя. Всё это должен сделать именно звукорежиссёр.

 

—        Как и когда вы решили стать звукорежиссёром?

—        История такова: в 2003 году я учился в музыкальной школе имени Мравинского по классу фортепиано. И первого сентября мне в качестве рекламы рассказали о том, что в нашей музыкальной школе открывается класс музыкально-компьютерных техноло­гий. Конечно же, я не мог не заинтересоваться и начал посещать занятия, где мне рассказывали о различных программах, аппаратуре, микрофонах и других незаменимых атрибутах звукорежиссуры. Интерес подогревался тем, что преподаватель часто звал меня на записи концертов и «ведения» их. В общем, вопросов «на кого учиться» у меня не стояло (смеётся).

 

Николай помогает студентке Наталье Фроловой

 

 

—        Расскажите, как вы учились в Санкт-Петербургском государственном университете кино и телевидения.

—        Если говорить откровенно, то впечатление осталось двоякое. С одной стороны, меня восторгала та атмосфера, которая царила в университете: все обсуждали проекты будущих фильмов, делились впечатлениями о прочитанных книгах, каждый студент был интересной личностью, с которой есть о чём поговорить. Порадовало наличие преподавателей — энтузиастов, которые захватывающе рассказывали о своём деле. К несчастью, были и минусы. Звукорежиссура неразрывно связана с техникой, а в КиТе она если и была, то настолько устаревшая, насколько это было возможно.

 

К сожалению, за пять лет обучения руководство университета ни на миллиметр не продвинулось в вопросах обновления техники. Нередко попадались преподаватели, до сих пор живущие в реалиях Советского Союза и не следящие за современными тенденциями, это огорчало. В целом, я доволен тем, что учился в СПбГУКиТ, но надеюсь, что следующему поколению кинематографистов понравится больше.

 

—        Какие трудности возникли у вас при поступлении на специальность «звукорежиссёр»? И какие трудности возникали при обучении?

—        Вступительные экзамены были не такими страшными, как их расписывали. А вот в процессе обучения — да, трудности были. В первую очередь, с акустикой: формул более чем достаточно, но для меня, чистого гуманитария, это было непросто. Но нет ничего невозможного, эту науку я сумел осилить. А в остальном всё было благополучно!

 

—        До поступления вы учились в музыкальной школе. Помогает ли вам это в работе?

—        Помогает, ещё как! Во-первых, без музыкального образования поступить на звукорежиссёра очень трудно, ведь там есть музыкальное тестирование, на котором дают задания на слух, проверяют знания музыкальной теории и истории. Во-вторых, нередко приходится самостоятельно удлинять или укорачивать какие-либо композиции, и тут знание музыкальной грамоты спасает, позволяя сделать всё гладко и быстро. Ну и, наконец, периодически приходится самому наигрывать мелодии то на фортепиано, то на гитаре, так что и здесь я вспоминаю добрым словом свою музыкальную школу.

 

—        Вы начали работать звукотехником и звукорежиссёром на киностудии «Леннаучфильм» в 2008 году, то есть, будучи ещё студентом?

—        После первого курса я понял, что нужно начать работать. И работать по специальности. Я обзвонил несколько мест, и на «Леннаучфиильме» мне сказали, что ждут для собеседования. Сначала в мои обязанности входило лишь составление каталога звуков. Через год меня первый раз взяли на съёмки. Только в 2010 году я впервые сам, в качестве звукорежиссёра, сделал фильм. Тогда было тяжко, многого не знал, ещё не привык к ритму жизни настоящего кино. Уже потом всё стало получаться гораздо лучше.

 

С учёбой, конечно же, совмещать было тяжело (учился я на дневном отделении), нередко приходилось пропускать занятия. Но, в то же время, обилие практической работы только улучшало мои знания и навыки. Поэтому уже к окончанию университета я стал ведущим звукорежиссёром студии.

 

Николай за работой на киностудии Леннаучфильм

 

 

—        Работали ли вы ещё где-то, кроме «Леннаучфильма», зву­корежиссёром?

—        Было несколько фильмов, которые я сделал для других студий. Например, «Этнос», «АТК» и другие. Периодически сотрудничаю и со студентами, помогая им в создании первых шедевров. Но в целом, всё, что я делаю, это фильмы нашей киностудии.

 

—        А какие трудности обычно возникают у студентов в дебютных работах? В чём именно вам приходится им помогать?

—        Зависит от случая. Иногда помощи просят начинающие режиссёры, которым и речь запишешь, и музыку поможешь подобрать, и совет нужный дашь. После нашего сотрудничества у них уже появляется понимание того, зачем же звукорежиссёр нужен (кроме технической работы), и в дальнейшем их работа со звуком становится проще, но продуктивнее. Бывает, студенты-звукорежиссёры просят помощи. Тут всё зависит от опыта студента. Если он много работал ранее, то я лишь выполняю техническую работу. А если у него мало практики, то я слежу за ним, поправляю, если ошибается, направляю. Это похоже на работу инструктора в автошколе, только цена ошибки значительно ниже. В любом случае, главное, чтобы начинающие киношники остались воодушевлёнными и наполненными новыми знаниями.

 

—        Расскажите о самых ярких кинокартинах, на которых вы работали.

—        Честно говоря, мне трудно выделить какой-то определённый фильм. Но любимые всё же есть. Это фильм Сергея Снежкина «Я их всех очень люблю» об известном киноведе и замечательнейшем человеке Армене Николаевиче Медведеве. «Продам безоблачное небо» — о технологиях управления погодой. Были интереснейшие циклы о театральных актёрах Петербурга и о народах Ленинградской области. Но в документальном кино — всё всегда интересно и познавательно, так что я рад каждому сделанному фильму.

 

Николай с актёром Иваном Краско

 

 

—        А чем отличается работа звукорежиссёра в документальном кино от игрового кино?

—        Отличие, несомненно, есть. Самое очевидное, что в документальном кино работа с актёрами сводится к лишь записи закадрового текста. Хотя и бывают фильмы с реконструкцией событий, но всё же это не так часто происходит. В документальном кино практически невозможно обойтись без музыки. Поэтому нужно не только уметь работать с композитором, но и хорошо знать классическую музыку, джаз, блюз, советские песни и мелодии, да и современная музыка требует тщательного отбора.

 

Ещё одно отличие: в любом художественном фильме все звуки, шумы, атмосферы создаются с нуля, и звукорежиссёр работает словно художник с чистым холстом. В документальном кино всё сложнее, ведь приходится подстраиваться под уже существующую картину мира, чтобы внести в неё что-то своё. В то же время каждый новый фильм становится вызовом: «А можно ли здесь сделать всё со своим почерком, изменить имеющуюся реальность?».

 

 

интервью подготовила Галина Фесенко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Система Orphus

Важное

Рекомендованное редакцией