Понедельник 22.07.2024

Актуальные новости


Новости

общество

17 Сен, 14:24

Анонсы

СУИЦИД. НЕМНОЖКО ИСТОРИИ…

18. 01. 2012 1 477


У нас неохотно пишут о самоубийцах. Раньше не рекомендовалось, а нынешней прессе неинтересно. Покончил с собой человек? Ну и ладно.

Но вспомним, что православная Церковь осуждает самоубийство как грех, как преступление против воли Божьей.

При Петре I к этому осуждению подключилось и светское законодательство. В Уставе 1716 года читаем: «Ежели кто себя убьет, то подлежит тело его палачу в бесчестное место отволочь и закопать, волоча прежде по улицам».

Прибавлено еще: «А ежели кто учинит убийство себя в беспамятстве, болезни, меланхолии, то оное тело в особливом, но не бесчестном месте похоронить».

Многочисленные случаи говорят, что самоубийство совершается человеком почти всегда в здравом рассудке и лишь в редких случаях в умопомешательстве.

 

 Владислав Ходасевич писал:


 Было на улице полутемно.

 Стукнуло где-то под крышей окно.

 Свет промелькнул, занавеска взвилась,

 Быстрая тень со стены сорвалась —

 Счастлив, кто падает вниз головой:

 Мир для него хоть на миг – а иной.

 

 У многих древних народов самоубийство было, однако, даже уважаемо. Кельты, например, вообще не ценили земную жизнь, полагая ее преддверием лучшей, загробной.

Многие древние предпочитали рабству смерть. Так, после взятия Александром Македонским города Тира его жители совершили коллективное самоубийство.

 То же самое сделали жители Нуманции, взятой римлянами. Горожане Ксантаса, лишив себя жизни, не сдались Бруту…

 Геродот в своей «Истории» упоминает о диких масагетах, считавших естественную смерть позорной и съедавших своих стариков.

 В Индии самоубийство вообще считалось делом обыкновенным. Это шло от веры в будущую жизнь, когда человек воплотится в новом облике, в другом месте. Плутарх рассказывает о нагом брамине Калане, сжегшем себя перед Александром Македонским.

 Многие индийские религиозные учения основаны на мысли, что тело есть источник всех страданий, от которых душа стремится освободиться — и слиться с Брамой. Но прежде она, душа, подвергается длительному странствию и переселению. Брамины говорили, что самоубийство не страшно, и тысячи людей бросались под колесницу божества Джагерната.

 В Китае до сих пор помнят предание об одновременном самоубийстве пятисот философов, последователей Конфуция, бросившихся в море из-за того, что их книги были сожжены по приказу императора.

 Давным-давно существовал обычай мести: обиженный распарывал себе живот на пороге дома обидчика или вешался на его воротах.

 В Японии самоубийство пользуется уважением и пониманием. Это акт не только храбрости, но и мудрости. Не счесть, сколько японцев сделали себе харакири.

 Еще в ХVIII веке идущий на самоубийство произносил речь перед толпой, доказывая презренность этого мира, и после обильного обеда кончал с собой. Некоторые собирались группой, выезжали в лодке в море, делали дыру в днище и спокойно погружались в пучину.

 А вот религия древних персов, финикийцев, ассирийцев не одобряла самоубийства. Сохранилось, правда, предание о самосожжении царя Сарданапала.

 Предчувствуя свое свержение, он приказал на площади перед дворцом подготовить всё для большого костра. Внутри была зала с мраморными столами, разными кушаньями и винами, где с женами пировал Сарданапал. Вокруг этого сооружения зажгли малые костры, и они горели две недели. Потом огонь перекинулся внутрь, и царь — со всеми пирующими — сгорел заживо.

 Не одобряли самоубийство и евреи. Они считали, что телесные и душевные страдания нужно переносить, не ропща, чтобы за терпение получить, подобно Иову, награду Божью.

 Древние греки жизнь любили. У Гомера в «Одиссее» читаем:

 Лучше хотел бы живой, как поденщик, работать в поле,

 Нежели здесь над мертвыми царствовать мертвый…

 Храбрые и свободолюбивые греки способны были на самопожертвование, но к самоубийству не тяготели. Правда, и в истории Древней Греции известны случаи самоубийства, но какие?

 Аякс Великий пронзил себя в ярости мечом, потому что доспехи Ахиллеса были присуждены не ему, а Одиссею… Поэтесса Сафо, бросившаяся со скалы в море от несчастной любви…

 Красавица Гилонома, видя, как в битве копье пронзило грудь ее мужа, вырвала оружие из раны и сама бросилась на копье.

 Спартанский законодатель Ликург, уезжая, взял с граждан клятву, что они будут нерушимо соблюдать законы, пока он не вернется. Он отправился к оракулу, и тот сказал, что Спарта будет счастлива, покуда будут исполняться ее законы. И вот Ликург, чтобы заставить граждан не изменить данной ему клятве, покончил жизнь самоубийством.

 Афинскому царю Кодру оракул предсказал, что победа в войне будет на той стороне, у которой погибнет царь. Тогда Кодр пробрался переодетый в лагерь противника и, вступив в схватку, был убит. Зная предсказание, враги устрашились и отступили.

 А вообще в Древней Греции самоубийство считалось (не всегда и не всюду) преступлением. По аттическим законам рука лишившего себя жизни самоубийцы отрубалась и закапывалась отдельно от тела. В Спарте и Фивах трупы самоубийц сжигали без всякого почтения.

 В некоторых греческих городах был обычай: желающий покончить с собой излагал местной власти причины и просил разрешения на самоубийство. Не часто, но такое разрешение давалось.

 Многие философы Древней Греции выступали против самоубийства. Пифагор, например, учил, что человек поставлен в мире богами как солдат на посту и не может по своей воле с этого поста уйти. Платон писал, что «следует лишить погребения того человека, который отнял жизнь у своего лучшего друга, то есть у самого себя». Аристотель в своей «Этике» говорит, что «умирать по причине бедствий, или любви, или каких-нибудь вообще неудач недостойно храброго мужа. Человек, стремящийся к смерти как к благу, тем самым лишь избегает трудностей, с которыми соединено достижение настоящих благ».

 Но были и другие представления.

 Школа Эпикура учила, что жизнь прекрасна до тех пор, пока она дает возможность наслаждаться. Если же наслаждения кончаются — и почему бы не прекратить жизнь?

 Основатель школы стоиков Зенон сам лишил себя жизни. Он учил, что жизнь не есть благо сама по себе. Она является благом, если проживается с пользой, и является злом, если прожита во вред. Поэтому лучше умереть, чем жить во зле.

 В Древнем Риме случаи самоубийства были редки. Но потом стали распространяться идеи эпикурейцев и стоиков, повлиявшие на общественное сознание.

 Историк Тацит приводит случаи самоубийства в Риме. Обвиненный в оскорблении императора проконсул Испании Люций созвал друзей, объявил, что смертью предупреждает будущие свои беды, и перерезал жилы.

 Со скалы в море бросился знатный римлянин Секст Папиний: его мать, погрязшая в разврате, возжелала сына.

 Богач Марк Габий Апиций был большим гурманом. Он даже создал поваренную книгу. Все деньги он тратил на пиры. И вот он обнаружил, что осталось полмиллиона. Богач решил, что сможет прожить на них только полгода. И вот, «чтобы не умереть с голода», он созвал друзей на роскошный пир и там выпил яд.

 Воспитатель императора Нерона философ Сенека тоже покончил жизнь самоубийством вынужденно. Нерон, приговорив его к смертной казни, разрешил Сенеке самому выбрать род смерти. Сенека в ванной вскрыл вены, но кровь текла медленно, он мучился. Попросил перерезать вены еще под коленями. Наконец Сенека выполз из ванны и принял яд, но и яд не помог. Потерявшего сознание отнесли в баню, и там он умер от пара.

 Нерон тоже покончил с собой — по одной из версий. Всадив меч в живот, он воскликнул: «Какой великий артист погибает!»

 Император Адриан, выше всего ценивший красоту, искусство, поэзию, воспылал страстью к прекрасному юноше Антиною. И днем, и ночью, во всех поездках Антиной был с императором. Но скоро жизнь в золотой клетке начала юношу тяготить. Всё чаще одолевали приступы тоски. И однажды Антиной бросился в Нил. Император чуть с ума не сошел от горя. Он воздвиг в память об Антиное множество статуй и даже назвал его именем созвездие; оно и теперь так называется.

 О самоубийстве писал блаженный Августин: «Самоубийца есть человекоубийца, и он тем более виновен, чем менее у него было причин к лишению себя жизни. Шестая заповедь говорит не убий, не прибавляя твоего ближнего, а так как Спаситель завещал любить ближнего, как самого себя, то, следовательно, убивающий себя грешит против шестой заповеди, ибо она запрещает вообще убивать человека. Нужно уважать тех, кто умеет жить среди неприятностей, а не тех, кто ищет от них спасения в смерти».

 Средневековое законодательство очень неодобрительно относилось к самоубийцам. Их имущество конфисковывали. Во Франции тело самоубийцы вешали за ноги на городской площади. В Цюрихе труп вытаскивали веревкой через дыру, вырытую под дверьми. Если покойный утопился, его хоронили у воды, если закололся — на могиле ставили деревянный кол с воткнутым ножом.

 Церковь запрещала панихиду по самоубийцам.

 И в это время происходит интересный случай. Герцог Роберт Нормандский лишает себя жизни, написав перед этим трактат о самоубийстве, о его пользе. В трактате говорилось: если с телом умирает и душа (то есть нет загробной жизни), то не может быть преступлением самоубийство, поскольку зло причиняется только телу, а не душе. Если же загробный мир лучше земного, самоубийство убыстряет переход в тот мир.

 В ХIХ веке в Париже и Вене существовали клубы самоубийц с уставом, ритуалами. Их члены давали клятву покончить жизнь самоубийством.

 Очень повлиял на молодое поколение роман Гёте «Страдания молодого Вертера», герой которого стреляется из-за любви к чужой жене. Роман породил целую серию самоубийств. Настолько эффектно и красочно была описана любовная трагедия.

 Покончили с собой изобретатель телеграфа Шапп, известный французский художник Леопольд Робер, немецкий поэт Генрих Клейст, философ Сен-Симон, русский писатель А. Н. Радищев.

 Как известно, автор «Путешествия из Петербурга в Москву» был возвращен из ссылки Павлом I. Чуть позже, уже при Александре I, известного просветителя позвали в комиссию по составлению законов. Радищев рьяно принялся за дело, но его предложения встретили холодно, назвав бесплодными мечтаниями. Вспомнили и Сибирь, и книгу. Радищев пришел домой и отравился.

 

 О самоубийстве размышлял Пушкин:

 

 Когда бы верил я, что некогда душа,

 От тленья убежав, уносит мысли вечны,

 И память, и любовь в пучины бесконечны,

 Клянусь, давно бы я оставил этот мир,

 Я сокрушил бы жизнь — уродливый кумир,

 И улетел в страну свободы,наслаждений.

 В страну, где смерти нет и нет предубеждений.

 

 Мы знаем, что с собой покончили Есенин и Маяковский, Цветаева и Фурцева, Фадеев и Друнина.

 В переделкинском сарае повесился хороший русский поэт Борис Примеров.

 Бог им судья. А нам не следует забывать, что жизнь сама по себе прекрасна. Даже если она иногда кажется иной…


 

 Пётр Кошель

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Система Orphus

Важное

Рекомендованное редакцией